Как не лишиться приватизированного имущества?

ЭЖ-Юрист. 2004. № 33

В ходе приватизации (особенно на начальном ее этапе) допускались многочисленные нарушения, в результате которых незаконно отчуждалась госсобственность. Данный фактор расценивается как основание для деприватизации, то есть признании сделок недействительными через суд с возвратом приватизированного имущества в государственную собственность. Это уже дало почву для множества слухов и тревожных прогнозов. В то же время попробуем посмотреть на пересмотр итогов приватизации не с позиции экономической целесообразности, а исключительно с точки зрения действующего законодательства.

Истечение срока исковой давности

В большинстве случаев основанием для признания сделки приватизации недействительной является или совершение приватизации способом, не предусмотренным законом, или включение в уставный капитал имущества, приватизация которого запрещена.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки (т.е. о возврате незаконно приватизированного имущества государству) может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

Для того чтобы правильно посчитать десятилетний срок, необходимо разобраться в вопросе о том, какой именно день считать днем «начала исполнения сделки приватизации».

В судебной практике такими днями признаются:

— дата утверждения плана приватизации;

— дата заключения договора купли-продажи арендованного имущества между Фондом имущества и предприятием;

— при приватизации имущества путем преобразования государственного предприятия в АО — день регистрации АО, поскольку с этого дня организация считается созданной и приобретает способность иметь права и нести обязанности (ст. 49 и 51 ГК РФ);

— если приватизация осуществлена путем внесения государством имущества в уставный капитал, то исполнение этой сделки начинается с момента издания соответствующим Комитетом по управлению государственным имуществом распоряжения о преобразовании организации и утверждении акта оценки ее имущества;

— при преобразовании государственного или муниципального предприятия в АООТ — день учреждения АООТ на базе государственного или муниципального предприятия и утверждения устава АООТ.

В последнее время при оспаривании сделок приватизации суды все чаще применяют исковую давность и в исках отказывают.

Именно по этой причине Фонду имущества Ростовской области не удалось оспорить приватизацию завода «Агат», а администрация г. Перми не смогла вернуть государству незаконно приватизированное имущество от ОАО «Пермские моторы».

Такое положение вещей не всех могло устроить, в связи с чем был придуман хитрый ход: при предъявлении прокуратурой исков ее представители, для того чтобы обойти срок давности, начали ссылаться в судебных заседаниях на то, что им стало известно о совершении незаконных приватизационных сделок недавно, при проведении каких-либо проверочных мероприятий. Понятно, что в такой ситуации 10-летний срок давности оказывался уже не пропущен.

Подобные трюки были на корню пресечены Пленумами ВС и ВАС РФ, которые в своем совместном Постановлении от 12/15.11.2001 N 15/18 разъяснили, что в соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

Это означает, что если с иском о признании сделки приватизации недействительной обращается прокурор, то давность начинает течь не с того дня, когда он узнал о незаконности приватизации, а с того дня, когда об этом должен был узнать компетентный государственный орган, представлявший государство в приватизации. Как правило, это комитеты по управлению государственным или муниципальным имуществом, которые должны знать о незаконности сделки приватизации еще в момент ее совершения.

Заместитель прокурора Ханты-Мансийского автономного округа обратился в суд с иском к Департаменту госсобственности Ханты-Мансийского автономного округа и ОАО «Тюменьэнерго» о применении последствий недействительности ничтожной сделки приватизации и возврате здания незаконно приватизированного общежития в муниципальную собственность города Нижневартовска.

ФАС ЗСО установил, что сделка приватизации совершена 23.01.1993. С иском прокурор обратился только в 2003 году с пропуском 10-летнего срока. Ссылку прокурора на то, что он узнал о сделке только в 2003 году, суд отклонил, признав, что государство должно было узнать об этой сделке еще в момент ее совершения (т.е. в 1993 г.), после чего в иске отказал.

Добросовестность приобретения

Как быть, если приватизация предприятия прошла в 1994 году и позже?

Здесь на помощь приходит КС РФ. В его знаменитом Постановлении от 21.04.2003 N 6-П разъяснено, что содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки, в той части, в какой они требуют возвратить другой стороне (т.е. государству) все полученное по сделке (т.е. полученное предприятием по сделке приватизации), не могут распространяться на добросовестного приобретателя.

Необходимо сделать оговорку, что вопрос о сущности доброй совести в науке гражданского права дискуссионен. Наиболее обоснованным представляется понимание добросовестности как извинительного незнания объективных препятствий к достижению преследуемой юридической цели (Скловский К.И. Применение норм о доброй совести в гражданском праве России // Хозяйство и право. 2002. N 9. С. 81), т.е. как незнания факта, а не права. Соответственно для реституции как последствия недействительности сделки вопрос о добросовестности приобретения значения иметь не должен (Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 327).

Как доказать суду, что именно вы и есть тот самый добросовестный приобретатель? Для этого необходимо доказать, что организация «относилась к приватизированному имуществу, как к своему», а именно:

— поставила его на баланс;

— платила налоги (на имущество, на землю), иные платежи (сбор за техосмотр транспортного средства и др.);

— осуществляла его капитальный или текущий ремонт;

— принимала меры к надлежащему документальному оформлению права собственности на это имущество (провела топосъёмку или межевание земельного участка, техническую инвентаризацию объекта недвижимости и т.д.).

Если суд установит эти обстоятельства, то он с высокой долей вероятности сочтет предприятие добросовестным приобретателем имущества, полученного в порядке приватизации, и откажет в иске о возврате данного имущества государству.

Противоречие государственным интересам

Как быть, если предприятие не подпадает под понятие «добросовестный приобретатель»?

Остается последнее средство — ссылаться на то, что возврат приватизированного имущества государству не отвечает интересам того же государства, а также интересам общества.

Эта позиция обосновывается так.

В силу Конституции РФ международные договоры с участием РФ по своей юридической силе превосходят российские федеральные законы.

С мая 1998 года Россия является участницей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. В дополнение к этой Конвенции еще в 1952 году принят Протокол N 1.

Одна из статей Протокола устанавливает: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права».

В практике ЕС по правам человека выработаны так называемые критерии допустимости вмешательства в частную собственность.

Эти критерии состоят в том, что одновременно должны выполняться требования:

— законности;

— осуществления вмешательства в общественных интересах;

— соблюдения справедливого баланса частного и общего интересов.

Если нет хотя бы одного условия, вмешательство считается недопустимым.

Соответственно если какой-либо госорган предъявляет в суд иск о признании приватизации недействительной (т.е. осуществляет вмешательство в частную собственность), то для удовлетворения иска одной лишь законности его требований недостаточно. Если возврат приватизированного имущества повлечет для частного лица ущерб, несоизмеримый с тем интересом, который защищает публичный орган, суд вправе, а точнее, обязан сослаться на Протокол N 1, после чего отказать в иске.

В практике КС РФ ссылки на Европейскую конвенцию за последние годы встречаются очень часто. В судебных актах ВАС РФ и ФАС СКО ссылок на Протокол N 1 не встречалось. Думается, что применение этих норм — вопрос времени.

Хотя уже сейчас нам известны дела, где были реализованы требования первого Протокола, хотя и без ссылки на него.

Так, Комитет по управлению имуществом Омской области обратился в суд с иском к ОАО «Омскхлебопродукт» о применении последствий недействительности сделки приватизации в виде возврата имущества, включенного в уставный капитал приватизированного предприятия. Рассматривая дело, ФАС ЗСО учел, что ответчиком было произведено существенное улучшение полученного имущества и его возврат государству повлечет значительный ущерб для инвесторов, акционеров и кредиторов общества, что недопустимо согласно статье 566 ГК РФ.

По другому делу прокурор предъявил иск в защиту государственных и общественных интересов об истребовании из владения ЗАО «Центральный рынок» г. Ростова-на-Дону имущества, внесенного в уставный капитал ЗАО в 1992 году. Истец сослался на то, что передача имущества в собственность ЗАО противоречила законодательству о приватизации. ФАС СКО, отказывая в иске, сослался на то, что «нарушение целостности рынка вследствие изъятия основных средств и оборудования может повлечь неблагоприятные последствия в его работе, а следовательно, не отвечает общественным и государственным интересам».

Прокурор Красноярского края обратился в суд к Мингосимуществу РФ, ОАО «Красноярский алюминиевый завод» (КрАЗ), ООО «Модуль-97» с требованием применить последствия недействительности ничтожных сделок и обязать ООО «Модуль-97» возвратить КрАЗу общежития, а КрАЗ — вернуть их в государственную собственность.

Суд установил, что в процессе приватизации КрАЗа общежития были незаконно включены в его уставный капитал.

Между тем:

— это нарушение законодательства о приватизации было допущено Госкомимуществом России, утвердившим план приватизации КрАЗа, согласно которому стоимость общежитий включена в его уставный капитал;

— с 1992 года КрАЗ, а впоследствии учрежденное им на основе указанного имущества ООО «Модуль-97» несли расходы по эксплуатации и ремонту зданий общежитий;

— общежития используются по прямому назначению;

— Госкомимущество России и КУГИ Красноярского края не заинтересованы в передаче общежитий в собственность государства, так как при возврате общежитий в государственную собственность у последнего нет денег на эксплуатацию общежития, что может повлечь за собой ухудшение положения проживающих в них граждан.

В итоге, несмотря на формальную незаконность приватизации общежитий, они остались у КрАЗа.

Допустим, что после изнурительных судебных баталий вам удалось отстоять приватизированное вашим предприятием имущество. Возникает вопрос: что дальше?

Решение этого вопроса зависит от того, по каким причинам суд отказал в иске о возврате государству незаконно приватизированного имущества.

Если в иске было отказано по причине пропуска срока исковой давности, то у предприятия имеется законное право собственности на полученное в ходе приватизации имущество.

Сложнее ситуация, если в иске было отказано по мотиву добросовестности приобретения. В данном случае права собственности на приватизированное имущество нет. Предприятие является его хоть и добросовестным, но незаконным владельцем, поскольку получило его по недействительной сделке. Приобрести право собственности на это имущество можно будет только после истечения других сроков — сроков так называемой приобретательной давности. Они составляют 5 лет для движимого имущества и 15 лет для недвижимого (ст. 234 ГК).

После их истечения необходимо обратиться в суд с заявлением об установлении факта добросовестного открытого и непрерывного владения данным имуществом.

Когда речь идет о незаконно приватизированном движимом имуществе, то само по себе решение суда будет являться доказательством возникновения права собственности. Если приватизированное имущество относится к числу недвижимого, то право собственности на него возникнет с момента его регистрации на основании судебного решения в учреждении юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Вернуть не просто

По искам о признании недействительными большинства сделок приватизации уже истек срок исковой давности. Те предприятия, для которых этот срок не истек, могут ссылаться в суде на свою добросовестность при приобретении имущества в порядке приватизации. Те же, кто не подпадает под добросовестных приобретателей, могут апеллировать к тому, что возврат имущества государству не соответствует государственным и общественным интересам и несоразмерно нарушает баланс частных и публичных интересов.

Таким образом, даже если имущество было приватизировано незаконно, отнять его у предприятия и вернуть государству в настоящее время по закону не так-то просто. Остается лишь надеяться, что к пересмотру итогов приватизации наше государство будет подходить исключительно по закону…

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *