О постановления Высшего арбитражного суда РФ от 11.01.2011 г. № 11680/10

Редакция журнала “Арбитражная практика” попросила меня о комментарии по поводу постановления Высшего арбитражного суда РФ от 11.01.2011 г. № 11680/10, в котором разъясняются вопросы снижения неустойки.

***

В постановлении ВАС РФ есть моменты положительные и отрицательные. Коротко о тех и других.

Сначала о положительных.

1.1. ВАС РФ установил предел снижения неустойки по ст. 333 ГК РФ. Таким пределом теперь является ставка рефинансирования ЦБ РФ. Снижать неустойку ниже ставки ЦБ РФ можно будет только в «чрезвычайных случаях».

1.2. Пятнадцатилетний опыт применения первой части ГК РФ показал, что указанная в ст. 333 ГК РФ «явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства» оказалось для значительной части судей слишком сложным для понимания понятием. Из личного опыта могу сказать, что на практике в подавляющем большинстве случаев суды снижают неустойку из-за того, что у должника трудное финансовое положение. Теперь ВАС РФ прямо разъяснил, что по этому основанию снижать неустойку нельзя.

1.3. Если раньше, суд был обязан снижать неустойку по своей инициативе, то теперь это допускается только в случае, когда об этом заявит должник и подлежит удовлетворению только если последний сумеет доказать её несоразмерность последствиям нарушения права.

1.4. Теперь о том, что лично мне в этом постановлении понравилось больше всего. Внимательно вчитайтесь в эти слова: «Необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счёт другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать крайне негативные макроэкономические последствия. Неисполнение должником денежного обязательства позволяет ему пользоваться чужими денежными средствами. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения».

Меня как адвоката очень радует, что судьям Высшего арбитражного суда доступен такой уровень аргументации своих постановлений, который раньше можно было встретить только в научных работах. Такие слова может написать только очень уважающий себя суд, осознающий свою профессиональную полноценность. Ещё года два-три назад такого рода аргументы встретить в постановлениях ВАС РФ, не говоря уже о нижестоящих судах, было невозможно. Когда суд не ограничивается лишь простым филологически анализом содержания нормы права, а идёт дальше, и для постигает её суть и смысл, исследует жизнь нормы в культурном и нравственном контексте – это есть истинное правосудие. ВАС РФ показал судам пример правильной цивилистической методологии. На мой взгляд, в этом бесспорная заслуга одного из самых талантливейших цивилистов России – доктора юридических наук, судьи ВАС РФ, Сергея Васильевича Сарбаша, который был судьёй докладчиком в заседании по этому делу.

  1. Не смотря на свои бесспорные достоинства, постановление содержит два крайне сомнительных момента.

2.1. ВАС РФ посчитал, что «Ставка рефинансирования, по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом». Между тем, придавать ставке рефинансирования такое глобальное значение ошибочно. Это процентная ставка, по которой можно получить кредит, но только в том случае, если речь идёт о кредитовании Центральным банком коммерческих банков. Последние выдают своим заёмщикам кредиты по более высоким ставкам.

2.2. Толкуя указанный в ст. 333 ГК РФ термин «соразмерность» ВАС РФ предлагает понимать под ним «такую компенсации его [кредитора] потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом». Тем самым одно неизвестное понятие – «соразмерность» определяется судом через ещё более сложное другое понятие «очевидная адекватность и соизмеримость с нарушенным интересом».

***

Ещё момент, на который стоит обратить внимание. Должник – управление образования администрации муниципального района, предмет договора — покупка оборудование кабинетов физики для школ, причина задержки оплаты – несвоевременное выделение управлению субвенций из областного бюджета, неустойка – не только способ обеспечения обязательства, но и вид гражданско-правовой ответственности, т. е. должником является некоммерческая организация, которая заключила договор поставки в некоммерческих целях, при этом долг возник не по её вине. Отсутствие у должника денежных средств не освобождает от ответственности только в случае, если стороны договора действуют как предприниматели (ч. 3 ст. 401 ГК). В ином случае, ответственность наступает только за вину. Не совсем понятно, почему ни одна из судебных инстанций не стала обсуждать вопрос о полном освобождении управления от уплаты неустойки как от меры гражданско-правовой ответственности по мотиву отсутствия вины в нарушении обязательства по оплате.

***

Раньше суды в вопросах взыскания неустоек ориентировались преимущественно на интересы должников, порой снижая неустойки до самых минимальных размеров. Рудольф Йеринг в «Борьбе за право» писал, что если суд проявляет «симпатию к должнику», то это признак «слабого времени»: «Сильное время, прежде всего, заботится о том, чтобы кредитор добился своего права, если бы даже должнику пришлось от этого погибнуть». Президиум ВАС РФ в рассматриваемом постановлении занял жёсткую прокредиторскую позицию — это явный сигнал всем судам о необходимости смены приоритетов. Видимо, по мнению судей ВАС РФ, в России настало «сильное время», т. е. экономическая стабильность и процветание. Блажен, кто верует…

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *