Отказ в принятии иска
(интересный процессуальный кейс)
B Интересный процессуальный кейс. Действие происходит в Краснодарском крае.

Московская компания поместила зерно на Гулькевичский элеватор. За возврат зерна поручился местный бизнесмен (не ИП), живущий в г. Новокубанск (маленький город в Краснодарском крае, где все друг друга знают). Элеватор зерно не вернул. Компания в Арбитражном суде Москвы взыскала с элеватора убытки в размере стоимости зерна. Элеватор решение не исполняет из-за отсутствия денег. Компания предъявляет иск к поручителю в Новокубанский городской суд. Изучив иск, судья узнаёт в поручителе известного местного олигарха, который трагически погиб в автокатастрофе, произошедшей в Новокубанске полгода назад, о которой писала местная пресса, и которая породила много разных слухов среди местных жителей. Чтобы быть точно уверенной в том, что это действительно ответчик судья изучает на сайте Федеральной нотариальной палаты реестр наследственных дел и обнаруживает там наследственное дело ответчика, которое вёл местный нотариус, которого судья хорошо знает лично. Судья звонит нотариусу и тот подтверждает ей: да, это тот самый бизнесмен. Судья выносит определение об отказе в принятии иска на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ и со ссылкой на п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 (ред. от 24.12.2020) «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которому суд отказывает в принятии искового заявления, предъявленного к умершему гражданину, со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов гражданина может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью.

Вопрос: есть ли у суда основания для отказа в принятии иска?

Подумайте самостоятельно, затем читайте дальше.



***

***

***



Ответ: нет.

На стадии принятия иска задача суда состоит только в том, чтобы установить: соответствует ли исковое заявление и приложенные документы статьям 131 и 132 ГПК РФ. Эту задачу суд решает, исследуя только иск и приложенные документы. Сбор судом каких-либо новых сведений о сторонах и обстоятельствах дела, в том числе из открытых источников, на этой стадии невозможен.

Отказ в принятии иска по причине того, что ответчик умер возможен только в случае, если сведения об этом содержаться в самом иске или прилагаемых к нему документах. Действует принцип: «чего нет в деле, того нет в мире». Судья может иметь самые достоверные сведения о том, что ответчик умер, судья даже может быть непосредственным свидетелем его смерти — все эти знания судьи находятся только в его голове, а не в деле и процессуального значения не имеют. Пока в деле нет свидетельства о смерти из ЗАГСа — ответчик считается живым, а значит процессуально правоспособным (в ГПК РФ этой презумпции нет, однако интересно отметить, что на существование этой презумпции ещё в 1951 году указывал выдающийся советский процессуалист К. С. Юдельсон в монографии «Проблема доказывания в советском гражданском процессе»).

Запрашивать ЗАГС на стадии принятия иска суд не может — это можно сделать только на следующей стадии подготовки дела к судебному разбирательству и только в заседании с заслушиванием мнения истца, ведь судья может и ошибиться, приняв за ответчика другое умершее лицо. Если суд откажет в принятии иска, то истец не сможет выяснить кто является наследниками поручителя для того, чтобы на стадии подготовки заявить ходатайство о замене ненадлежащего ответчика с умершего на его наследников, а также заявить ходатайство об истребовании у нотариуса наследственного дела для установления стоимости наследственного имущества, в пределах которого наследники будут отвечать по долгам умершего поручителя.

Стоит обсудить: а не является ли хорошо известный местным жителям факт смерти местного бизнесмена фактом общеизвестным, а значит в доказывании не нуждающимся? Тот же К. С. Юдельсон в упомянутой монографии развивая теорию общеизвестных фактов писал о том, что «общеизвестность» может быть локальной. В качестве примера он приводил факт даты начала весенней речной навигации в Иркутской области, которая всегда отлично известна всем местным жителям, так как от этого напрямую зависело их снабжение, но при этом не известная жителям Москвы. Однако и в этом случае ответ на поставленный вопрос должен быть дан отрицательный: вопрос об освобождении от доказывания судья решает не на стадии принятия иска, а на стадии подготовки дела, определяя юридически значимые по делу факты и кем из сторон спора они подлежат доказыванию. Кроме того, данный факт, как локально общеизвестный, не является общеизвестным для московской компании, которая не обязана следить за местными новостями.

Эти доводы были изложены мной в частной жалобе на определение Новокубанского суда об отказе в принятии иска. Краснодарский краевой суд определение отменил, вернул дело на новое рассмотрение в Новокубанский суд. Посмотрим, что будет дальше.

В заключение замечу, что если вы хотите разобраться в механике стадии принятия иска, правильно понимать правовую природу и отличия между отказом в принятии иска, оставлением иска без движения и возвращении иска (по личному опыту могу сказать, что на практике здесь совершается много ошибок и сторонами и судьями), то настоятельно рекомендую к тщательному изучению настоящий шедевр науки отечественного процессуального права — монографию Марка Аркадьевича Гурвича «Право на иск», вышедшей в 1949 году, в котором превосходно разработана теория условий осуществления права на предъявление иска и предпосылок права на предъявление иска. Заодно узнаете, как надо правильно сдержано, спокойно и компетентно полемизировать с научными оппонентами.