Отмена доверенности как способ профилактики рейдерства

Корпоративные споры. 2009. № 1. С. 78-83

Отправной точкой для изложенных в настоящей статье размышлений послужило судебное дело, в котором мы представляли интересы стороны — общества с ограниченной ответственностью, оказавшегося жертвой рейдерской схемы, направленной на «увод» из общества ценного актива (здания). Суть схемы состоит в следующем[1]. Директор общества подписывает от имени последнего вексель, по которому векселедателем выступает общество, а векселедержателем сам директор. Сумма векселя превышает известную директору рыночную стоимость здания. В последующих судебных разбирательствах эта ситуация будет представлена так, что директор якобы в течение длительного времени давал обществу небольшие денежные займы (чего на самом деле не происходило). Поскольку «займы» не возвращались, то их итоговая сумма была переоформлена в вексель. Факт «займа» будет подтверждаться приходными ордерами и другими бухгалтерскими документами, аккуратно подготовленными находящимся «в доле» главным бухгалтером общества. Через некоторое время директор по индоссаменту (с оговоркой «без оборота на меня», чтобы в будущем не отвечать солидарно с обществом за платёж по векселю – см. п. 15 Положения о переводном и простом векселе) передаёт вексель своему доверенному лицу, которое предъявляет его обществу к платежу. Уступка векселя необходима для того, чтобы общество не могло отказать в платеже ссылаясь на то, что не получало денег от директора, как от предыдущего векселедержателя (п. 17 Положения о переводном и простом векселе). На этой стадии директор, как правило, увольняется по собственному желанию (либо его к тому времени по тем или иным причинам увольняют сами учредители), однако перед уходом подписывает на другое доверенное лицо две доверенности от имени общества, одна — на представление интересов общества в суде, в том числе с правом подписания мирового соглашения, другая —  на представление общества в Федеральной регистрационной службе, в том числе с правом представления документов на государственную регистрацию перехода права собственности. Первое доверенное лицо, как векселедержатель, обращается в суд с иском к обществу о взыскании вексельного долга. В качестве представителя общества в судебных заседаниях участвует представитель по доверенности, подписанной бывшим директором, он же лично получает в суде адресованные обществу повестки, не допуская, что бы о данном судебном процессе узнал новый директор общества. В ходе судебного разбирательства тот же представитель подписывает от имени общества мировое соглашение, по которому в счёт уплаты вексельного долга векселедержателю передаётся здание. Мировое соглашение утверждается судом. Стороны терпеливо дожидаются истечения всех сроков на обжалование определения об утверждении мирового соглашения, после чего представляют его в местный отдел Федеральной регистрационной службы. Поскольку и здесь от имени общества действует его уполномоченный представитель, то регистратор, не найдя основания для отказа, регистрирует переход права собственности на здание к доверенному лицу, которое немедленно перепродаёт здание компании, подконтрольной бывшему директору. Нанятый им ЧОП энергично освобождает здание от посторонних. Прибывшему наряду милиции демонстрируется законным порядком оформленное свидетельство о государственной регистрации права собственности.

***

Как можно видеть из описания схемы ключевая роль в ней принадлежит представителю общества, который действовал от его имени в суде и в регистрационной службе по доверенности от бывшего директора. Это стало возможным потому, что смена директора общества не названа в ст. 188 ГК РФ в качестве основания для прекращения выданных им от имени общества доверенностей. Как следствие, общество не сможет добиться в вышестоящих судебных инстанциях отмены определения суда об утверждении мирового соглашения по тому основанию, что оно не участвовало в деле, так как его интересы в суде представляло лицо на основании действующей доверенности. Тот факт, что новый директор ничего не знал о её выдаче бывшим директором этому лицу, и поэтому её не отменил, в данном случае значения не имеет.

С юридической точки зрения положение общества, ставящего себе задачу в этой ситуации вернуть здание, крайне сложно. Оспаривать мировое соглашение как сделку путём предъявления в суд отдельного иска о его недействительности нельзя[2]. Процессуальные сроки на обжалование определения в вышестоящие инстанции истекли, а ходатайства об их восстановлении будут, скорее всего, отклоняться со ссылкой опять таки на то, что общество знало о деле, так как в нём участвовал его представитель. Некое подобие результата может дать вступление в силу обвинительного приговора, которым бывший директор будет осуждён по ст. 201 УК РФ (использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам организации) при доказанности в ходе следствия  отсутствия заемных отношений между обществом и его бывшим директором с последующим взысканием с директора стоимости здания в порядке гражданского иска[3].

Сейчас мы не будем подробно обсуждать способы защиты интересов общества уже попавшего в такую ситуацию. Исходя из того, что всякую болезнь легче предотвратить, чем лечить в данной статье мы остановимся лишь на одной из возможных мер, позволяющих если не предотвратить, то хотя бы существенно усложнить захватчикам реализацию данной схемы. Эта мера состоит в отмене новым директором общества всех доверенностей, выданных его предшественником. Изучение текста статей 188 и 189 ГК РФ свидетельствует о том, что правила закона, регламентирующие отмену доверенностей понятны и просты: действие доверенности прекращается вследствие отмены доверенности лицом, выдавшим её (п. 2 ч. 1 ст. 188 ГК РФ); лицо, выдавшее доверенность, может во всякое время отменить доверенность (ч. 2 ст. 188 ГК РФ); лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее её, обязано известить об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность[4]; права и обязанности, возникшие в результате действий лица, которому выдана доверенность, до того, как это лицо узнало или должно было узнать о ее прекращении, сохраняют силу для выдавшего доверенность и его правопреемников в отношении третьих лиц (ст. 189 ГК РФ).

Между тем реализация этих положений на практике сталкивается с не предусмотренными законодателем трудностями, пути преодоления которых есть смысл обсудить. Первая трудность здесь в том, что новому директору, занявшему кресло своего предшественника в большинстве случаев не известно кому выданы доверенности бывшим директором. Действующее законодательство не возлагает на увольняемого директора обязанность информировать нового директора об этих лицах. Более того, как свидетельствует наша практика защиты потерпевших от рейдерских атак, конкретный состав представителей на которых бывший директор подписывает доверенности от имени общества часто определяется уже после отстранения директора от должности. В ходе работы по проекту у нападающей стороны ситуация часто меняется и вопрос о том, на кого подписывать задним числом доверенности решается исключительно исходя из потребностей текущего момента. Уведомить такого представителя об отмене доверенности невозможно, так как сведения о нём отсутствуют у нового директора.

В подобных случаях остаётся только извещать об отмене доверенности «известных … третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность» (ч. 1 ст. 189 ГК РФ). Однако здесь нового директора ждёт вторая трудность, состоящая в том, что ему решительно ничего не известно не только персонах представителей, но и о том, для представительства перед кем выдавались доверенности бывшим директором.

Теоретически уведомление об отмене доверенностей можно разослать во все суды России, однако это будет связано со значительными почтовыми расходами. На практике такие уведомления, как правило, направляются только в суды, по месту нахождения общества[5], при наличии недвижимости — в местные отделения Федеральной регистрационной службы. Помимо этого, общества с ограниченной ответственностью направляют уведомления в налоговую инспекцию, в которой общество состоит на учёте, а акционерные общества — в Федеральную службу по финансовым рынкам. Проведённый нами анализ уведомлений об отмене доверенностей, размещённых на интернет-сайте Арбитражного суда Москвы[6] свидетельствует о том, что такие уведомления адресованы, как правило, в арбитражные суды, расположенные на территории Москвы (Высший арбитражный суд, Девятый и Десятый апелляционные суды, Арбитражные суды Москвы и Московской области). Действующее законодательство не регулирует вопрос о том, что делать суду, в который поступило заявление об отмене доверенности. На практике работники суда проверяют наличие в производстве суда дел с участием данного лица, после чего передают копии уведомлений для приобщения к их материалам.

Такая отмена доверенностей на практике большинстве случаев происходит без их точной идентификации, т. е. адресату этих уведомлений не сообщается ни номеров и дат выдачи доверенностей, ни полных имён представителей. Как правило, в уведомлениях говориться лишь об отмене всех доверенностей либо выданных предыдущим директором либо выданных до определенной даты (как правило, это дата вступления в должность нового директора). По нашему мнению, такая формулировка должна быть признана законной, т. е. имеющей в качестве правового последствия отмену доверенностей, так как позволяет в отношении каждой конкретной доверенности точно определить отменена ли она или нет.

Здесь появляется третья трудность. Новый директор может не «угадать» точный круг лиц, на представительство перед которыми выдал доверенности бывший директор. В этом случае лица, не получившие извещение об отмене доверенности, должны признавать поверенного в качестве надлежащего представителя. Чем это может грозить доверителю легко понять, вернувшись к рассмотренной нами схеме. Допустим, что новый директор на следующий же день, после вступления в должность подписывает приказ об отмене всех ранее выданных бывшим директором доверенностей. Уведомление об отмене направляется в арбитражный суд и суд общей юрисдикции, по месту нахождения общества, в вышестоящие по отношению к ним апелляционный и окружной кассационный арбитражные суды, а также в соответствующий вышестоящий суд субъекта России. Узнав об этом рейдеры делают следующее. Они удлиняют цепочку лиц, которые по индоссаменту передают друг другу вексель, т.е. бывший директор передаёт его по индоссаменту, но не сразу лицу, которое будет взыскивать вексельный долг, а промежуточному лицу, живущему на территории другого субъекта России, которое затем уступает вексель по индоссаменту (с оговоркой «без оборота на меня») будущему истцу. Последний, указывает в иске в качестве ответчиком общество и обоих индоссантов. В этом случае ч. 1 ст. 31 ГПК и ч. 2 ст. 36 АПК дают истцу право выбора суда для предъявления иска по месту жительства (нахождения) любого из нескольких истцов. Выбор, конечно, будет сделан в пользу того суда, в который не поступало уведомление об отмене доверенности. В итоге захватчики получают тот же результат, который имел бы место и при отсутствии отмены их доверенностей.

Решение этой проблемы состоит в публикации уведомления об отмене доверенностей в СМИ, лучше всего, на наш взгляд, в одной местной (по месту нахождения общества), и в одной федеральной газете. Вместе с тем, надо признать, что и этот способ не идеален. Утверждать, что поверенный, а также лица, для представительства перед которыми выдана доверенность, считаются тем самым извещёнными, пока они не докажут иного (например, что у них не было доступа к данному СМИ) значит вводить опровержимую презумпцию. Между тем презумпция, будучи правилом распределения бремени доказывания в суде, может быть введена только прямым указанием на неё в законе, поскольку правила судопроизводства определяются только федеральными законами (ч. 1 ст. 1 ГПК РФ, ч. 2 ст. 3 АПК РФ). Допустимость информирования заинтересованных лиц о тех или иных фактах через прессу предусмотрена законом, в частности, для извещения акционеров о проведении их общего собрания, если такой способ указан в уставе общества (см. ч. 1 ст. 52 ФЗ «Об АО»), для публикации сведений, предусмотренных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в официальном издании, определённом Правительством РФ (ч. 1 ст. 28)[7]. Между тем, ни один из действующий законов не предусматривает возможность информировать заинтересованных лиц об отмене доверенности путём публикации сообщения в газетах.

На наш взгляд решение этого вопроса может состоять во включении в устав общества или в действующее в обществе внутреннее Положение о порядке выдачи и отмены доверенности условия о том, что доверенность может быть отменена путём публикации сообщения об этом в названной в Уставе (Положении) газете, при этом (1) действие доверенности прекращается с 0-00 часов дня, следующего за днём публикации, (2) выдача доверенности должна считаться действительной только в случае собственноручной подписи представителя в журнале регистрации выданных доверенностей в том, что он получил доверенность и  ознакомлен с таким порядком отмены и с ним согласен.

Разумеется, уведомление об отмене доверенности, сделанное через газету не гарантирует, что с момента его опубликования все сразу перестанут признавать полномочия представителя. Вместе с тем, если после публикации данное лицо совершит от имени общества какие-либо юридически значимые действия, то уже сам по себе факт публикации сообщения об отмене доверенности будет сильным аргументом для общества в суде при последующем оспаривании им данных действий по мотиву отсутствия на это у представителя необходимых полномочий.

***

В начале статьи мы сказали о том, что доверенности от имени общества часто подписываются бывшим директором и скрепляются взятой им себе на память печатью общества задним числом. Это незаконно, так как, не смотря на то, что дата выдачи доверенности совпадает с периодом полномочий подписавшего её директора, она выдана после прекращения этих полномочий. Если учесть, что выдача доверенности – это, как единодушно признаётся в судебной практике, односторонняя сделка[8], то, как и всякая сделка, она может быть признана недействительной судом по иску лица, указанного в доверенности в качестве доверителя[9].

На первый взгляд для целей борьбы с доверенностями, подписанными задним числом, этот путь является более правильным по сравнению с публичным заявлением об отмене доверенностей, поскольку доверенность, подписанная бывшим директором, противоречит закону и, тем самым, является ничтожной (ст. 168 ГК РФ), между тем, отменить можно только действительную (т.е. законно выданную) доверенность. На наш взгляд, с точки зрения практической целесообразности отмена доверенности более приемлема, поскольку не связана с длительными судебными разбирательствами и несением судебных расходов. Более того, если новому директору не известны имена представителей, наделённых полномочиями бывшим директором, то предъявление к ним иска невозможно даже теоретически, так как в исковом заявлении должны быть указаны имя и место жительства ответчика (п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ).

Следует заметить, что признание доверенности недействительной судом имеет одно преимущество перед отменой доверенности. Оно состоит в том, что в случае отмены доверенность прекращает своё действие с момента отмены, в случае же признания её судом недействительной она прекращает действие ретроспективно, т. е. с момента её выдачи (ч. 1 ст. 167 ГК РФ). Этот факт позволит обществу в дальнейшем оспаривать сделки, совершённые представителем по такой доверенности.

[1] Далее идёт только изложение сути схемы. Я намерено опускаю детали, которыми сопровождалась её реализация на практике, как не имеющих значения для последующего изложения.

[2] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.05.2007 г. № Ф08-2110/2007.

[3] В подавляющем большинстве случаев такой иск бесперспективен, поскольку бывший директор заранее разными способами переводит права на своё имущество на иных лиц (в рассматриваемом деле бывший директор даже развёлся с женой, оставив ей всё совместно нажитое ими в браке имущество, в том числе долю в подконтрольной компании), после чего взять с него нечего. При обсуждении в профессиональных кругах способов противодействия этой схеме автору доводилось слышать следующие предложения о том, что делать потерпевшему после вступления в силу названого приговора суда: (1) обращаться в суд первой инстанции с заявлением об отмене определения суда об утверждении мирового соглашения по вновь открывшимся обстоятельствам по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ или п. 3 ст. 311 АПК РФ; (2) обращаться с иском к текущему собственнику здания с виндикационным иском, в основании которого будет факт выбытия здания из владения общества помимо его воли; в этом случае добросовестность приобретателя не будет иметь значение (ч. 1 ст. 320 ГК РФ). Оба способа представляются нам уязвимыми. Первый потому, что в п. 3 ч. 2 ст. 393 ГПК РФ и в п. 3 ст. 311 АПК РФ имеются ввиду не любые преступные действия сторон, а только совершённые при рассмотрении дела в суде, между тем, как выдача безденежного векселя произошла не в суде. Второй – потому, что право на виндикационный иск есть только у собственника вещи, каковым общество уже не является.

[4] Судебная практика склоняется к признанию доверенности отмененной только в случае доказанности такого извещения. См. постановления ФАС Московского округа от 21.05.2008 г. № КГ-А40/4074-08, от 4.06.2008 г. № КГ-А40/4609-08, ФАС Поволжского округа от 9.04.2007 № А55-23160/2005-47, ФАС Северо-Западного округа от 25.03.2008 г. № А21-7808/2007, ФАС Северо-Кавказского округа от 29.06.2004 г. № Ф08-2649/2004.

[5] В судебной практике письма в адрес председателя суда с информацией об отмене доверенности принимаются в качестве доказательств такой отмены. См.  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.06.2007 г. № А19-29880/04-47-Ф02-3846/07.

[6] http://www.msk.arbitr.ru/info/attention/2881.html (8.01.2009 г.).

[7] В настоящее время газета «Коммерсантъ» (см. распоряжение Правительства РФ от 21.07.2008 г. № 1049-р).

[8] См. Постановления ФАС Дальневосточного округа от 18.06.2006 г. № Ф03-А59/06-1/2364, ФАС Волго-Вятского округа от 1.02.2008 г. № А11-1430/2004-К1-14/118, ФАС Восточно-Сибирского округа от 8.02.2007 г. № А19-15503/06-52-Ф02-7264/06, ФАС Московского округа от 9.07.2008 г. № КГ-А41/5878-08, ФАС Поволжского округа от 19.09.2007 г. № А49-1066/2005-92/25, ФАС Северо-Западного округа от 2.03.2007 г. № А66-7129/2006, ФАС Уральского округа от 4.12.2007 г. № Ф09-9935/07-С6, ФАС Центрального округа от 9.08.2007 г. № А09-921/06-11.

[9] Предъявление таких исков допускается в судебной практике. См. постановления ФАС Дальневосточного округа от 11.03.2003 г. № Ф03-А59/03-1/317, ФАС Уральского округа от 12.02.2004 г. № Ф09-119/04-ГК

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *