Отзыв на автореферат кандидатской диссертации Коршаковой К. В. «Осуществление права муниципальной собственности на жилые помещения»

Актуальность темы.

Актуальность темы в автореферате не обоснована. Так, по мнению автора «наука гражданского права столкнулась» с проблемами «понятия, содержания, а так же с осуществлением права собственности на жилище, особенностями защиты данного права» почему то только с момента принятия в 1993 году действующей Конституции (стр. 3 автореферата), хотя право муниципальной собственности на жилые помещения было закреплено ещё в ст. 23 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24.12.1990, а затем в ст. 7 Закона РФ «Об основах федеральной жилищной политики» от 24.12.1992 г.

Далее актуальность обосновывается тем, что «ни ЖК РФ, ни ГК РФ не урегулировали многие вопросы, относящиеся к возникновению, содержанию и прекращению права собственности на жилые помещения», а также тем, что «в действующем законодательстве не сформулирована система правовых ограничений осуществления права собственности на жильё, что существенно затрудняет правоприменительную деятельность» (стр. 3 автореферата). При этом автор не затрудняет себя тем, чтобы указать хотя бы два-три из числа этих «многих вопросов». Ссылки на отсутствие в действующем законодательстве системы правовых ограничений осуществления права собственности» ошибочна. Эти вопросы урегулированы в ст. 10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав» и ст. 293 ГК РФ «Прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение».

Далее для обоснования актуальности темы автор предпринимает весьма оригинальный приём, который мы в отечественной науке гражданского права видим впервые. В первом абзаце четвёртой страницы автор сначала даёт определение субъективного права собственности на жилое помещение; затем указывает на недостатки этого определения, после чего делает вывод об актуальности исследования избранной им темы. Такой подход к обоснованию актуальности ошибочен по трём причинам.

Во-первых, из недостатков определения понятия права собственности на жилое помещение невозможно вывести научную актуальность темы, сформулированной как «Осуществление права муниципальной собственности на жилые помещения»

Во-вторых, недостаток, который автор нашёл в определении права собственности на жилое помещение на самом деле мнимый. Из школьных уроков логики мы знаем, что в определении должны отражаться существенные свойства понятия. Указанные автором «предпосылки возникновения права муниципальной собственности на жилое помещение, его содержание и закрепление, публичное признание за определённым субъектом, его осуществление публично-правовым образованиями» не являются существенным признаками понятия права собственности на жилое помещение. В силу этого данные признаки не могут и не должны включаться в определение данного понятия.

В-третьих, таким приёмом можно обосновать актуальность любой темы. Например, дать определение права собственности на канцелярские скрепки, указать на несовершенство этого определения, из чего заключить к тому, что для современной науки гражданского права крайне актуально исследовать особенности осуществления права муниципальной собственности на канцелярские скрепки

Научная новизна.

Научная новизна исследования видится автору в том, что им были исследованы определённые проблемы («осуществления права муниципальной собственности на жилые помещения») с использованием определённых подходов (учёт пределов осуществления гражданских прав).

К сожалению, автор допускает очень распространённую в современных диссертациях ошибку, когда научная новизна обосновывается указанием на то, что исследовалось (т. е. некий круг вопросов), между тем, как научная новизна состоит исключительно в результатах исследования (т. е. в том, как по-новому решены эти вопросы). Для научного исследования не важен процесс, важен только конечный результат. Рассмотрим конечный результат, который выражается в положениях, выносимых на защиту:

Разбор положений, выносимых на защиту

Положение № 1. Здание следует рассматривать как объект лишь с технической, но не с юридической точки зрения. Признание помещений в здании самостоятельными в обороте недвижимыми вещами означает одновременное отрицание существования здания в качестве самостоятельного объекта права. Признание здания в целом самостоятельным объектом приведёт к тому, что на один объект недвижимости возможным будет установление нескольких прав собственности, относящихся к разным формам, что приведёт к расщеплению права собственности, что недопустимо в континентальной системе права».

В отношении данного положения необходимо заметить следующее:

  1. Статья 130 ГК и ст. 1 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» прямо называют здание в качестве как объекта недвижимого имущества, т.е. называют здание объектом именно с юридической точки зрения.
  2. Второе предложением данного пункта соответствует действительности, хотя за ним сложно признать качество новизны.
  3. Существование прав частной и государственной собственности на здание не противоречит нормам главы 16 ГК РФ «Общая собственность». Допускается действующим законодательством и наличие на разные помещения в здании частной и государственной собственности (см. абзац 2 ч. 3 ст. 36 ЗК РФ).
  4. Данное положение, выносимое на защиту, не имеет отношения к теме диссертации.

Положение № 2. Субъективное право муниципальной собственности на жилое помещение представляет собой возникающее из строго определённых законом оснований правомочий владения, использования и распоряжения на неделимые сложные недвижимые вещи, специально предназначенные для проживания в них человека, именуемые жилыми помещениями, зарегистрированные в этом качестве и входящими в муниципальный жилищный фонд.

Возражения:

  1. Определение не имеет научного значения, поскольку представляет собой искусственное «раздувание» ч. 1 ст. 209 ГК РФ путём простого прибавления к данному определению указаний на основания возникновения права собственности, указание на объект права и его целевое назначение.
  2. Ещё раз напомним, что по правилам формальной логики в понятии должны отражаться существенные признаки предмета, явления и процесса. Если мы с этой позиции оценим предложенное определение, то найдём в нём много лишних слов:

Во-первых, что значит «из строго определённых законом оснований». Разве основания могут быть не строго определёнными или определёнными не законом?

Во-вторых, почему жилое помещение названо сложной вещью? Сложная вещь имеет место тогда, когда «разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению». В этом случае они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь) (ч. 1 ст. 134 ГК РФ). В случае с жилым помещением какие разнородные вещи образуют единое целое? На самом деле жилое помещение в многоквартирном доме и общее имущество дома образуют не сложную вещь, а главную вещь и принадлежность, что в отечественной цивилистике обосновано К. И. Скловским (см. Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М. Статут. 2008. С. 271)

В-третьих, какой смысл включать в определение указание на то, что эти вещи именуются «жилыми помещениями». Если убрать лишние слова, то кратко это определение будет звучать так: «Право муниципальной собственности на жилое помещение – это право на жилое помещение».

В-четвёртых, зачем указывать на то, что жилое помещение предназначено для проживания человека. Разве есть жилые помещения, не предназначенные для проживания человека? И почему только человека? Например, у автора настоящего отзыва дома живёт кот.

В-пятых, что значит входящими в муниципальный жилой фонд? Это характеристика сугубо экономическая, ничего нового не прибавляющая к признакам юридическим (ведь автор даёт именно юридическое определение).

Положение № 3.

Полностью цитировать это положение не буду. Отмечу только три момента:

  1. Цель любой научной классификации, как логической операции над понятиями — получение нового знания об исследуемом понятии. Какие новые знания получены автором в результате предложенной классификации остаются загадкой. В этом случае классификация теряет какое-либо научное и практическое значение.
  2. В классификации проводиться смещение признаков. Например, целевой признак – это проживание, а временной признак – постоянное проживание, а выделяемый автором признак приспособленности для проживания невозможно отличить от признака уровня благоустроенности.
  3. Данное положение не имеет отношение к теме диссертации.

Положение № 4.  Возражений не вызывает.

Положение № 5. «Осуществление права собственности муниципальным образованием имеет особенности, связанные с обладанием им публичной властью, позволяющей ему самому определять правопорядок, включая пределы участие в гражданских правоотношениях. Поэтому законодатель ограничил участие муниципального образования в гражданско-правовых отношениях особой целью. «Интересы населения» выступают целевым пределом осуществления права муниципальной собственности».

Возражения:

  1. Смысл первого предложения не ясен. Что значит «определять правопорядок»? О каких «пределах участия в гражданских правоотношениях идёт речь», с учётом того, что гражданские правоотношения актами органов местного самоуправления не регулируются (см. ст. 3 ГК РФ). Автор, указывая на то, что «осуществление права собственности муниципальным образованием имеет особенности» сами эти особенности почему то не называет, хотя тема диссертации как раз таки и требует выявить эти особенности и именно здесь прямо указать на них.
  2. Далее автор пишет о том, что «законодатель ограничил участие муниципального образования в гражданско-правовых отношениях особой целью». Какой целью? Ответа снова нет.
  3. Пределы осуществления любого права определяются только законом. Интерес (в том числе указанный автором «интерес населения», кстати, что это такое?) не является и не может являться пределом осуществления права.

Положение № 6.

В данном положении автор ставит себе в заслугу предложение новой научной категории: «собственность общего пользования». В отношении этого научного достижения уместно заметить следующее. О том, что учёным-цивилистом выведена новая научная категория можно вести речь только тогда, когда им в результате научных исследований обнаружена новая, ранее не исследованная область общественных отношений и именно для обозначения этой области можно вводить новый термин. В данном положении, выносимом на защиту, автор всего лишь обозначил новым словом то, что всем давно известно и закреплено в законе (ст. 290 ГК РФ). Это филология, а не юриспруденция.

Порочность использованного автором метода можно проиллюстрировать на следующем примере. Существует ряд положений действующего законодательства, не допускающих раздел имущества, находящегося общей долевой собственности (например, ч. 1 ст. 4 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», ч. 2 ст. 11 ФЗ «Об инвестиционных фондах», ч. 2 ст. 18 ФЗ «Об ипотечных бумагах»). Я, с целью получить учёную степень кандидата юридических наук, объявляю эти случаи особым видом общей собственности и предлагаю для его обозначения новый термин «нераздельная общая собственность». Таким образом, мной только что предложена новая научная категория, которую я могу выносить на защиту в моей диссертации. Я думаю, нет необходимости долго говорить о том, что такой способ действия не имеет к науке ни малейшего отношения.

Наконец, данное положение, выносимое на защиту, не относиться к теме диссертации.

Положение № 7. «Установленные законом обязывания собственника воздержаться от действий; установленные законом обязывания собственника совершить определённые действия; установленные законом запреты на осуществление определённых юридически значимых действий; специфическая цель реализации права в отношении жилого помещения представляют собой пределы осуществления права муниципальной собственности на жилые помещения».

Возражение: обозначенные автором пределы не являются пределами осуществления только права муниципальной собственности. Это можно сказать о пределах правоосуществления в отношении любого объекта любым субъектом.

Выводы:

  1. Тема диссертации псевдонаучна и не может быть признана актуальной для науки гражданского права.
  2. Ни одно из положений выносимых на защиту (кроме № 4) не является приростом нового научного знания.

Таким образом, необходимо признать, что кандидатская диссертация Кокшаковой К. В. не отвечает требованиям, предусмотренным Положением «О порядке присуждения учёных степеней», а Коршакова К. В. не заслуживает присвоения учёной степени кандидата юридических наук.

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *