Отвечает ли арендодатель за нарушение прав арендатора третьими лицами?

Уважаемый Сергей Васильевич Сарбаш инициировал интересную дискуссию на Закон.ру по вопросу о том отвечает ли арендодатель за нарушение прав арендатора третьими лицами?

«ЭК ВС, похоже, считает, что арендодатель, передавший имущество арендатору, отвечает за действия третьих лиц, воспрепятствовавших владению арендатора.

«Из системного толкования приведенных норм права [606, 611, 614 ГК] следует, что договор аренды носит взаимный характер, то есть невозможность пользования арендованным имуществом по обстоятельствам, не зависящим от арендатора, освобождает последнего от исполнения его обязанности по внесению арендной платы. Поскольку арендодатель в момент невозможности использования арендованного имущества по не зависящим от арендатора обстоятельствам, не осуществляет какого-либо предоставления, соответственно, он теряет право на получение арендной платы.»

Определение от 29.01.2015 N 302-ЭС14-735: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/fff25829-d4af-4710-921a-e40b52a4bc17/A19-1917-2013_20150129_Opredelenie.pdf

Но верно ли это в свете статьи 305 ГК? На мой взгляд — не верно. Арендодатель отвечает за исполнение своей обязанности по договору аренды. Если владение арендатора нарушается не вследствие его (арендодателя) действий (бездействия), а по причине действий третьих лиц — последние несут ответственность перед арендатором. Арендодатель за действия третьих лиц не отвечает.

Моя позиция следующая:

Решение вопроса о том, обязан ли арендатор платить арендную плату в период, когда он по вине третьих лиц не мог пользоваться арендованным имуществом зависит от предварительного правильного решения вопроса о том, на какую сторону договора аренды разумно возлагать риск таких действий? На мой взгляд этот вопрос должен решаться так.

(1) ГК РФ не возлагает на арендодателя обязанность обеспечить арендатору владение, в отличие, к примеру, от п. 3 ст. 1719 Кодекса Наполеона которая прямо обязывает арендодателя «предоставить арендатору возможность спокойного пользования вещью в период аренды»

(2) владельцем арендованного имущества является арендатор, он лучше арендодателя знает об условиях своего пользования и о препятствиях к тому.

Как следствие, именно арендатор должен нести риск невозможности пользования по вине третьих лиц. Именно так решён данный вопрос в ГК Австрии (ст. 1107) и ГГУ (ст. 537), которые прямо возлагает риск на арендатора. В этом случае арендатор обязан платить арендную плату, но затем может взыскать её как убытки с третьего лица.

Интересно отметить, что в сборнике «Антология уральской цивилистики. 1925 – 1989» была перепечатана опубликованная ещё в 1925 году в журнале «Право и жизнь» небольшая заметка А. М. Винавера под заголовком «Арендная плата», в которой автор исследует такой вопрос: «обязан ли арендатор вносить арендную плату за период времени, в течение которого нанятым имуществом он не пользовался по причинам случайным, от него не зависящим?». Ответ на этот вопрос автор даёт на основе ст. 167 ГК РСФСР 1922 года, которая по содержанию аналогичная п. 4 ст. 614 действующего ГК РФ, и этот ответ следующий: «После всего сказанного приходиться признать, что вопрос, поставленный в начале настоящей заметки, разрешается различно – в зависимости от характера того случайного обстоятельства, вследствие которого арендатор был лишён возможности пользоваться нанятым имуществом. Если он не пользовался нанятым имуществом потому, что оно было опечатано по ошибке и нанимателя смешали с его однофамильцем, — наниматель не освобождается от внесения арендной платы, ибо случайное обстоятельство возникло в его собственном лице» (см. Антология уральской цивилистики. 1925 – 1989: Сборник статей. — М. Статут. 2001. С. 69-70).

Как можно видеть, позиции Сергея Васильевича и Александра Марковича совпадают.

Ответ Бастрыкину

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин дал интервью «Российской газете» в котором настаивал на необходимости отмены ч. 4 ст. 15 Конституции РФ (http://www.rg.ru/2015/07/23/bastrykin-site.html). Согласно этой норме общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Вначале я дам одну, ключевую, как мне кажется, цитату из интервью; затем мой комментарий.

***

Александр Бастрыкин: «ЕСПЧ, с моей точки зрения, излишне гиперболизирует и, я бы даже сказал без достаточных оснований, абсолютизирует значение международного права при рассмотрении конкретных дел, находящихся в его производстве. Именно по этой причине в его практике, особенно в процессе исполнения решений ЕСПЧ, нередко возникают острые правовые коллизии. Последствием таковых является нежелание государств исполнять его решения. Мне представляется, что при рассмотрении жалоб судьи ЕСПЧ в недостаточной степени уделяют внимание анализу специфики внутригосударственного законодательства соответствующих стран, их основам и прежде всего конституционным, базовым положениям, правовым традициям, особенностям, наконец, правовой идеологии и правовой психологии, сложившейся в том или ином государстве. К сожалению, преобладает, что называется, правовой догматизм.

Корреспондент: Что вы имеете в виду?

Александр Бастрыкин: Не учитывается криминогенная обстановка в той или иной стране, общий уровень преступности, доля в ней тяжких и особо тяжких преступлений, отношение общества к опасным преступным деяниям. Отсюда иногда недостаточно обоснованные решения ЕСПЧ относительно мер принуждения к обвиняемому или подсудимому, утверждения, что они «избыточно жёсткие». Ну а что прикажите делать: освобождать бандита, убийцу из-под стражи и отпускать на подписку о невыезде. Вот после таких решений российских судов «наши» преступники и бегут за рубеж, но, как правило, «просвещённая Европа» не спешит с их выдачей нам. Таких примеров немало.

ЕСПЧ в основном занят защитой прав обвиняемых и подсудимых. Это, безусловно, дело важное, необходимое. Но действительно справедливый суд должен учитывать и защищать интересы и потерпевших. Ведь они тоже имеют право на защиту, на суд законный и справедливый. Поэтому ЕСПЧ, при вынесении вердикта по жалобе обвиняемого или осуждённого, например, по делу об убийстве ребёнка, было бы неплохо поинтересоваться мнением родителей погибшего.

В некоторых решениях ЕСПЧ отчётливо прослеживается презумпция виновности государства и безусловной невиновности заявителя в тех проблемах, которые появились у обратившегося туда человека. Но нет нужды доказывать, что предвзятость и необъективность судьи — верный путь к вынесению неправосудного решения».

Read More

Сущность либерализма

В последнее время в прессе, блогах и соцсетях много нападок на либерализм. Однако по моим наблюдениям его критики совершено не понимают, что это такое. Критика либерализма во всех случаях происходит с применением недобросовестного полемического приёма, когда оппоненту приписываются не существующие у него ложные взгляды, которые затем не без триумфа опровергаются.

Моя цель — отвести эти нападки и объяснить, что такое либерализм в действительности.

Либерализм – это мировоззрение, основанное на одном простом правиле: “человек всегда цель, и никогда средство”. Более конкретно это общее правило выражается в двух постулатах.

Read More

Luca Turilli’s Rhapsody

Несколько слов о примечательном явлении современной рок-музыки: проекте “Luca Turilli’s Rhapsody” и двух его альбомах  “Ascending to Infinity” 2012 (“Восхождение к бесконечности”) и “Prometheus — Symphonia Ignis Divinus” 2015 (лат. “Прометей — Симфония божественного огня”).

***

Музыкальный жанр, который принято именовать “тяжёлый металл” появился в 1970 году, когда вышел в свет первый альбом Black Sabbath. Появился и сразу умер, поскольку этот альбом полностью исчерпал данный стиль, дав абсолютно идеальный, недосягаемый образец мрачного, злого, похоронно-депрессивного, но при этом парадоксально мелодичного гитарорычащего и вокаловизжащего музыкального кошмара  — всего того, за что это направление в музыке любимо своими поклонниками и после которого в этом жанре делать было уже нечего, можно было только подражать и копировать, что и происходило следующие тридцать лет после выхода этого альбома (примерно так же в 1975 году Джорджо Мородеро и Дона Саммер одной лишь композицией “Love to love you baby” начали и сразу полностью исчерпали стиль “диско”).

В 70-е и 80-е годы “металл” считался музыкой дегенератов, неудачников, и даже людей психически ненормальных. Альбомы этого жанра были стандартными по длительности, без единой концепции, как правило, просто сборник композиций. Пережив кратковременный взлёт в середине 80-х — начале 90-х к 2000-м годам жанр полностью выродился и заглох.

А потом произошло чудо. Начиная с середины 2000-х годов в этом стиле начали выходить крайне необычные для этого жанра альбомы, отличавшиеся философской глубиной текстов, использованием нехарактерных для этого жанра изобразительных средства (оперный вокал, хоровое пение, классические инструменты), более длительной, чем это обычно принято, продолжительностью альбомов, содержащих сложные многочастные композиции: Manowar “Gods Of War” (2007, 74 мин.), Judas Priest “Nostradamus” (2008, 102 мин.), Iron Maiden “Last Frontier” (2010, 76 мин.) и “The book of souls” (2016, 92 мин.), наконец вершина этой тенденции — Dream Theater с концептуальной рок-оперой “The Astonishing” (2016), рекордной продолжительностью 131 мин.

На их фоне оба альбома проекта “Luca Turilli’s Rhapsody” выделяются в лучшую сторону. Их уникальность в соединении стремительного пафосного “тяжёлого металла” и мелодичной сладкоголосой итальянской оперы в музыке, а также религиозной мистики и мифологии в текстах, причём на трёх языках: латыни, итальянском, английском, иногда одновременно используемых внутри одной композиции. Некоторые тексты, например, “Nova Genesis (Ad Splendorem Angeli Triumphantis)”, написаны полностью на латыни. В текстах используются фрагменты библейских псалмов, эпиграфы из цитат Карла Густава Юнга, Гермеса Трисмегиста, Тейяра де Шардена, американского проповедника Эдвина Чапина, обсуждаются темы религиозных культов розенкрейцеров (“Rozenkreus (The rose and the cross)”), масонства (“King Solomon and the 72 names of God”), сандинавской мифологии (“Yggdrasil”).

Оба альбома — грандиозные рок-оперы с красивыми сложными мелодиями, великолепным чистым сильным высоким вокалом Алесандро Конти, виртуозными гитарными партиями Луки Турилли и Доменика Лерокэна,  женским оперным вокалом Сасси Бернет, Эмилии Рагни и Бриджит Фогль, слаженным, местами стремительным, хоровым пением приглашённых вокалистов, ну и конечно с заимствованиями из классической музыки: в “Excalibur” использован “Музыкальный момент” № 5 Шуберта, гитарное соло в “Dante’s Inferno” — обработка 14-го фортепианного этюда Карла Черни, мелодия “Notturno” частично взята и ноктюрна № 1 Шопена.

Если вам нравится красивая и необычная музыка — рекомендую. Их можно бесплатно послушать на ЯндексМузыке. Если понравиться — рекомендую купить на Itunes — там в комплекте с музыкой идут великолепные буклеты с графикой, фотографиями и информацией о музыкантах.

Задачка М. З. Шварца

https://www.youtube.com/watch?v=2GX1toW5tdE

14.12.2014 г. институт М.Логос провёл научный круглый стол на тему «Правовая квалификация спора в теории и практике гражданского и арбитражного процесса».

Все выступления на редкость занудные, за одним исключением — выступление Михаила Зиновьевича Шварца (редкий образец по-настоящему мыслящего учёного), которое стоит внимательно смотреть и слушать (на видеозаписи с с 0:22 до 12:00). Он единственный кто озвучил две важные идеи, принципиально важные для решения обсуждаемой проблемы: (1) надо различать декларируемое основание иска, на которое ссылается истец в исковом заявлении и реальное основание — совокупность установленных судом по делу фактов; именно реальное основание подлежит правовой квалификации, которая осуществляется судом вне зависимости от квалификации, которую дал истец в исковом заявлении, (2) переквалификация судом требований истца возможна, но ограничена рамками интереса истца, в результате переквалификации защиту не должен быть удовлетворён то интерес, за защитой которого истец не обращается в суд (хорош и нагляден пример с недопустимостью переквалификации виндикации на реституцию, по разному удовлетворяющих интерес истца).

Интересны для разбора два казуса, которые он приводит в качестве иллюстрации.

Первый: предъявлен кондикционный иск о взыскании оплаты за работы, выполненные без договора. Ответчик доказал, что работы выполнены на основании договора. Решение суда? А если ответчик не предъявил договор, какова судьба договора?

Второй: дан заем без расписки. Предъявлен кондикционный иск. В доказательство вызваны свидетели. Это можно, так как запрет только для доказывания сделки, а деньги передавались без сделки. Свидетели подтвердили наличие договора займа. Решение суда?

Первый казус решается так: поскольку декларируемое основание иска (неосновательное обогащение) не соответствует основанию, установленному судом (наличие договорных отношений), то в иске должно быть отказано, разумеется при сохранении за истцом возможности предъявить иск повторно, но уже по договорному основанию. Если ответчик молчит и не предъявляет суду договор, то суд, удовлетворяя иск о взыскании неосновательного обогащения установит отсутствие между сторонами договорных отношений по выполнению работ, долг по оплате которых взыскивает истец. Договор в этом случае должен считаться утратившим силу по соглашению сторон. Данное соглашение выражено в действиях истца по предъявлению кондикционного иска, отрицающего договор и конклюдентного молчания ответчика, признающего такое отрицание.

Решение второго казуса. Действительно, ст. 162 ГК РФ объявляет недопустимыми свидетельские показания для доказывания подтверждения сделки и её условий в случае несоблюдение простой письменной формы. Поэтому допрос свидетелей по факту неосновательного обогащения возможно. Но что могут показать свидетели? Если только лишь простой факт передачи денег истцом ответчику, то суду останется неизвестным основание их передачи, после чего в иске должно быть отказано по п. 4 ст. 1109 ГК РФ, согласно которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства. Если же свидетели будут говорить о том, что деньги были переданы на условиях займа, то суд должен отвергнуть факт заключения договора займа по причине отсутствия допустимых доказательств и в иске снова отказать.

Покупатели кредитных нот против банка «Траст»: кто прав?

  1. Постановка вопроса.

Одной из активно обсуждаемых за последнее время тем в юридическом сообществе являются судебные споры между банком «ТРАСТ» и гражданами, купившими у банка ценные бумаги, известные как «кредитные ноты».

Суть споров в следующем. Банк предлагал клиентам покупку кредитных нот — ценных бумаг иностранного эмитента, не допущенных к публичному обращению в России. Смысл их покупки в том, что их владелец два раза в год получал фиксированный купонный доход. Для их приобретения клиентам необходимо было иметь статус квалифицированных инвесторов. Условием получения статуса было совершение клиентами определённого количества сделок с обычными, т. е. допущенными к обращению в России, ценными бумагами. Для достижения этой цели банк предлагал клиентам заключить договоры купли-продажи акций российских компаний: вначале клиенты покупали акции у банка, затем продавали их банку обратно, набирая тем самым необходимое для получения статуса количество сделок. Для учёта прав клиентов на акции, а затем на кредитные ноты, между банком и клиентами заключались депозитарные договоры на услуги по учёту прав на ценные бумаги, на основании которых банк открывал клиентам счета депо. После этого клиенты подавали в банк заявления о признании себя квалифицированными инвесторами, банк в ответ направлял уведомления о признании этого статуса за каждым из клиентов, между клиентами и банком подписывались договоры на оказание брокерских услуг, клиенты направляли в банк поручения на покупку кредитных нот и переводили на свои открытые в банке брокерские счёта необходимые для покупки денежные суммы, банк покупал кредитные ноты у их эмитента и зачислял их на депозитарные счёта клиентов.

Вначале всё было нормально. Клиенты получали по кредитным нотам купонный доход, а некоторые даже заочно участвовали в общих собраниях владельцев этих ценных бумаг. Но затем экономическое состояние банка ухудшилось, вследствие чего ноты были аннулированы эмитентом, т. е. прекратили существование как объекты гражданских прав. Узнав об этом, клиенты стали требовать от банка возврата уплаченных за ноты денежных средств. Свои требования клиенты банка формулируют и обосновывают по-разному, но большинство строит позицию так: договоры купли-продажи акций являются мнимыми, поскольку они были совершены только для вида, как следствие, наделение клиентов на основании этих сделок статусом квалифицированных инвесторов незаконно; поскольку приобретать кредитные ноты могут только квалифицированные инвесторы, а брокерские договоры заключены для цели покупки кредитных нот, то, эти договоры, а так же совершённые банком на их основании сделки по покупке у эмитента для клиентов кредитных нот так же недействительны; эти обстоятельства являются основаниями для возврата клиентам уплаченных за ноты денежных средств как убытков в виде реального ущерба; некоторые клиенты просят взыскать упущенную выгоду в виде потенциально возможных банковских процентов на стоимость нот.

Вопрос, который будет решён в статье: законны ли требования клиентов?

Read More

«Бей, но не до смерти»

Сегодня, 1 марта 2011 года, вступает в силу новый Федеральный закон “О полиции”. Специально к этому знаменательному дню хочу опубликовать у себя в журнале замечательную статью Ленина “Бей, но не до смерти” о нравах полиции царского времени. Статья была опубликована в журнале “Заря” ровно 101 год назад.

Почему вдруг Ленин? И почему эта статья? Почему всё это должно быть интересно современным читателям?

Сразу хочу сказать, что сам по себе классический хрестоматийный образ Ленина как главаря большевистского государственного переворота 1917 года не вызывает во мне ни малейшего сочувствия. Его культ, раздутый в советское время до вселенских пределов за последние двадцать лет сильно потускнел, а многочисленные анекдоты и пародии сделали его в массовом сознании почти комической фигурой.

Однако в этой статье мы имеем не Ленина эпохи советской власти, террора и военного коммунизма, а Ленина молодого, ещё без налёта маразма, ещё не заклинившегося на марксизме и захвате власти яркого, наблюдательного здравомыслящего (оцените, хотя бы, его — Ленина! -похвалы в адрес суда присяжных) и очень талантливого публициста.

Статья пугающе актуальна. Когда я её читал у меня иногда возникало ощущение, что я читаю очередной опус наших оппозиционных журналистов в «Новой газете» и пишется это не про события столетней давности, а про сегодняшний день. Увы, но, к сожалению, в нашей государственной машине за сто лет ничего не поменялось. И все те упрёки, которые Ленин адресует суду и полиции царского времени – все вместе и каждый в отдельности могут быть адресованы сегодняшней милиции/полиции.

Статью Ленина читайте здесь.