Потребительский экстремизм: что делать продавцу, если покупатель хочет заработать на неустойке?

ЭЖ-Юрист. 2018. № 9.

По моим наблюдениям за последний год граждане-покупатели бытовой техники по советам паразитирующих на таких делах многочисленных «комитетов по защите прав потребителей» обнаружив недостаток в товаре, всё чаще используют следующий недобросовестный приём. Продавцу направляется претензия в которой утверждается, что в товаре есть недостаток, в связи с чем покупатель просит вернуть деньги. При этом сам товар продавцу для проверки качества не предоставляется, банковские реквизиты для возврата денег покупателем не указываются, каких-либо доказательств недостатка (акт ремонта, заключение специалиста и т.п.) не прикладывается, недостаток просто декларируется.

Смысл такой претензии в том, чтобы как можно быстрее включить начисление продавцу неустойки, предусмотренной ч. 1 ст. 23 Закона о защите прав потребителей, в размере 1 % в день от стоимости товара, за просрочку указанного в ст. 22 того же Закона 10-дневного срока удовлетворения претензии. Продавец в этом случае попадает в патовую ситуацию. С одной стороны, он, в силу императивного предписания ст. 22 Закона, обязан вернуть покупателю деньги, с другой стороны он не знает есть ли в товаре недостаток и не может этот факт проверить.

После получения претензии продавец, как правило, направляет покупателю ответ с предложением обратится в сервисный центр для гарантийного ремонта товара. Получив такой ответ, покупатель обращается в суд с иском к продавцу в котором просит расторгнуть договор купли-продажи и взыскать неустойку за отказ добровольно удовлетворить требование покупателя, период начисления которой начинается на 10-й день после получения продавцом претензии. Поскольку выяснение вопроса о наличии в товаре недостатка требует специальных познаний в технике суд назначает экспертизу товара, по делу проходит 3-4, а то и больше заседаний, дело длиться от 3-х месяцев до полугода и всё это время неустойка продолжает начисляться. В результате к моменту вынесения решения набегает очень серьёзная сумма, которую суд, при подтверждении экспертизой наличия в товаре недостатка, взыскивает с продавца, который, заметим, товар так и не увидел.

В этой схеме используются недостатки двух норм Законе «О защите прав потребителей».

Первая норма – абзац 2 ч. 5 ст. 18, согласно которой «продавец обязан принять товар ненадлежащего качества у потребителя и в случае необходимости провести проверку качества товара». В этой норме принятие товара на проверку качества сформулирована как обязанность продавца, из которой потребители и суды выводят корреспондирующее этой обязанности право покупателя предоставлять товар для проверки. Между тем, предоставление товара для проверки является не правом, а кредиторской обязанностью покупателя, предъявляющего претензии продавцу по качеству товара, исполнение которой является, в свою очередь, основанием для возникновения обязанности продавца провести проверку качестве.

Вторая норма – ст. 22, согласно которой «требования потребителя о …возврате уплаченной за товар денежной суммы… подлежат удовлетворению продавцом .. в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования». Недостаток нормы в том, что в ней основанием возникновения обязанности вернуть деньги назван только один факт: предъявление претензии покупателем, при этом не имеет значения располагает ли покупатель доказательствами наличия в товаре недостатка и известно ли об этих доказательствах продавцу.

Таким образом, направляя продавцу претензию, не предоставляя товар для проверки качества и требуя неустойку после истечения 10 дней после получения претензии продавцом покупатель, по буквальному смыслу указанных норм, оказывается прав, несмотря на то, что продавец в этой ситуации лишается возможности объективно оценить обоснованность претензии покупателя и никак не может предотвратить выплату крупной неустойки.

Мне несколько раз довелось обсуждать в судебных коридорах эту схему с представителями покупателей. Все они спокойно цинично признают – да, это лукавая схема, но поскольку для большинства судей покупатель – слабая сторона, нуждающаяся в защите, а продавец – злой и жадный капиталист, который только и думает как нажиться на простых людях и которого за это надо прищучить; поскольку судье легко представить себя на месте покупателя, а на месте продавца – невозможно, то эта схема успешно работает. Она рассчитана на среднего уровня типового судью который закон умеет толковать только буквально, а о таких высоких материях как злоупотребление правом никогда не задумывается.

Судебная практика по делам, в которых покупатели действуют подобным образом, как можно видеть из базы «КонсультантПлюс: суды общей юрисдикции», мала и противоречива. Некоторые судьи полагают, что потребитель в обсуждаемой ситуации прав: «Доводы апелляционной жалобы об отсутствии у ответчика обязанности по выплате денежных средств до представления потребителем товара основаны на неправильном толковании норм материального права, поскольку из буквального толкования ст. 18 Закона [о защите прав потребителей], не следует, что потребитель вправе предъявить требование о возврате уплаченной за товар суммы только после возврата товара»[1], «доводы апелляционной жалобы о непредставлении истцом товара для проверки качества, в связи с чем вина ответчика и основания для взыскания неустойки и штрафа отсутствуют, о том, что ответчику стало известно о наличии недостатка в товаре после проведения судебной экспертизы, отклоняются судебной коллегией как несостоятельные, поскольку законом обязанность проведения проверки качества проданного товара возложена на ответчика, который, несмотря на получение от истца претензии о возврате стоимости некачественного товара, ответ на неё не направил, провести проверку качества товара истцу не предложил»[2].

Другие судьи полагают, что обсуждаемое нами поведение покупателей – это злоупотребление правом и полностью отказывают во взыскании неустойки[3]; другие полагают, что неустойку можно взыскать, но только со дня, когда продавцу стало известно о заключении эксперта, в котором установлено наличие в товаре недостатка[4]; третьи — что продавец обязан удовлетворить требования покупателя без предоставления товара если к претензии приложено экспертное заключение о наличии в товаре недостатка[5].

***

Что делать продавцу, получившему претензию потребителя с требованием вернуть деньги, без представления товара для проверки качества?

Прежде всего не допускать самой распространённой на практике ошибки: не предлагать в ответ на претензию гарантийный ремонт. Если в товаре есть недостаток, а в технически сложном товаре – существенный недостаток, то покупатель имеет право расторгнуть договор без предварительной реализации права на гарантийный ремонт.

Получив претензию необходимо сразу направить потребителю на адрес, указанный в претензии, заказным письмом с уведомление о вручении предложение предоставить товар для проверки качества и выразить готовность немедленно вернуть деньги если недостаток будет подтверждён. Если товар крупногабаритный или весит больше 5 кг предлагать забрать товар по месту его нахождения и согласовать удобное покупателю время.

Если покупатель после этого обращается в суд, возражать против взыскания неустойки следующими доводами:

  1. Требование о взыскании неустойки заявлено покупателем на основании ст. 22 Закона о защите прав потребителей, согласно которой требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы подлежит удовлетворению уполномоченной организацией в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования. По смыслу этой нормы, требование покупателя должно быть удовлетворено в 10-дневный срок не во всех случаях, а только при наличии в товаре недостатка. В ином случае, перечислив покупателю стоимость товара, продавец для возврата товара от покупателя должен будет предъявлять покупателю отдельный иск в суд о понуждении к передаче товара с недостатком. Причём оценить перспективу такого иска невозможно, так как товара у продавца нет и ему не известно есть ли в нём недостаток на самом деле. Если такой иск будет удовлетворён, но затем выясниться что в товаре недостатка нет, то продавцу придётся обращаться к покупателю в суд со вторым иском – о взыскании ранее перечисленной покупателю стоимости товара, так как для расторжения договора купли-продажи и возврата покупателю уплаченной за товар цены не было правовых оснований. Такая ситуация явно не соответствует разумному балансу интересов сторон, так как в ней все риски негативных последствий односторонних незаконных действий покупателя, в том числе, когда в ситуации, когда товаре недостатка нет, возлагаются только на продавца, а поведение покупателя не отвечает требованию разумного использования права на отказ от договора в одностороннем порядке (ч. 4 ст. 450.1 ГК РФ)
  2. Покупатель, направив продавцу претензию с требованием возврата денег, не представил продавцу товар для проверки качества, а также не приложил к претензии доказательства наличия в товаре недостатка. Продавец в целях урегулирования возникшей с покупателем спорной ситуации направил покупателю ответ на претензию, в котором предложил представить товар для проверки качества. В случае, если бы покупатель предоставил товар, то ответчик, проведя проверку качества и обнаружив в товаре недостаток, добровольно вернул бы истцу деньги и тем самым избежал бы начисления неустойки.
  3. Возложение статьёй 18 Закона о защите прав потребителей на продавца обязанности по проведению проверки качества и проведению независимой экспертизы товара направлено, в том числе и на его возможность реализовать право на проверку качества товара с целью избежать негативных последствий, установленных законом, в случае продажи товара ненадлежащего качества. Из содержания этой нормы следует, что в случае непредставления потребителем товара на проверку качества либо для проведения экспертизы в случае возникновения спора относительно заявленного недостатка, продавец будет лишён возможности убедиться в обоснованности требований потребителя, следовательно, действия потребителя не будут отвечать требованиям добросовестности, поскольку исключают возможность доказать качество товара и представлять свои доказательства по делу.

В пользу такого толкования ст. 18 Закона О защите прав потребителей свидетельствует и содержание ч. 3 ст. 328 ГК РФ, согласно которой ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с неё по обязательству другой стороне. Применительно к настоящему делу это означает, что покупатель не вправе требовать от продавца исполнения обязательства вернуть уплаченную за товар денежную сумму, не выполнив предварительно своё встречное обязательства по возврату товара продавца.

  1. Покупатель, не предоставив продавцу товар для проверки качества, искусственно создал условия для начисления неустойки. Продавец был лишён возможности проверить обоснованность претензии покупателя по причине действий самого покупателя. Такое поведение истца является нарушением фундаментального принципа частного права «никто не может своими действиями ухудшить положение другого лица без согласия последнего», представляет собой явную попытку извлечь выгоду из недобросовестного поведения и не подлежит судебной защите в силу ч. 4 ст. 1 и ст. 10 ГК РФ. В данном случае продавец не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны покупателя.
  2. О факте наличия в товаре недостатка продавец достоверно узнал из заключения проведённой по делу судебной экспертизы. Поскольку экспертиза проведена в ходе судебного процесса, то содержащийся в экспертном заключении вывод о наличии в товаре недостатка должен считаться установленным судом обстоятельством только с момента вступления в силу решения суда. Следовательно, неустойка по ст. 22 Закона о защите прав потребителей может начисляться только с момента вступления в силу вынесенного по делу решения суда.

***

Судебная практика по такого рода делам пока только формируется. Надеюсь, суды будут давать правильную оценку поведению потребителей.

Обновление 30.10.2018: изложенная в настоящей статье позиция была поддержана Верховным судом РФ в определениях от 31.07.2018 г. № 32-КГ18-16 и от 14.08.2018 г. № 32-КГ18-15, от 25.09.2018 г. № 93-КГ18-2. 

[1] См. апелляционные определения Саратовского областного суда от 22.08.2017 № 33-6235, от 23.03.2016 № 33-1990, апелляционное определение Красноярского краевого суда от 17.10.2016 № 33-14073.

[2] См. апелляционное определение Саратовского областного суда от 14.09.2016 № 33-7035, аналогичная позиция – апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 13.08.2015 № 33-13664/2015.

[3] См. апелляционные определения Саратовского областного суда от 29.08.2017 № 33-6444, от 22.08.2017 № 33-6258, от 31.10.2017 № 33-8467, от 22.11.2016 № 33-8893, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.02.2015 № 33-2192/2015, апелляционное определение Смоленского областного суда от 3.02.2015 № 33-457/2015.

[4] См. апелляционное определение Курганского областного суда от 12.07.2016 № 33-2519/2016, апелляционное определение Самарского областного суда от 23.05.2016 № 33-5949/2016.

[5] См. апелляционное определение Самарского областного суда от 2.11.2016 г. № 33-14043/2016.

Газетная версия статьи: Radchenko-S.-D.-Potrebitelskij-ekstremizm

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *