Принцип состязательности как инструмент борьбы с рейдерством

Слияния и поглощения. 2009. № 9. С. 60-65

Поводом для написания статьи послужил ряд появившихся за прошедшее полугодье судебных актов (один из которых принят с участием автора, в качестве представителя одной из сторон), вынесенных по делам, связанным с использованием распространённого рейдерского приёма, при котором захватчик предъявляет жертве какой-либо имущественный иск в суд, но при этом интересы жертвы в суде представляют люди захватчика. Последние лишь для вида отстаивает интересы жертвы, а на деле аккуратно вместе с представителем истца-захватчика подводит суд к удовлетворению иска[1]. Вопрос, который неизбежно приходится решать жертве: как добиться отмены такого решения? В настоящей статье я не буду касаться правильности таких судебных актов с точки зрения материального права, а ограничу обсуждение вопроса исследованием одного сугубо процессуального нюанса, правильный учёт которого может стать поводом для оспаривания решений, вынесенных по такого рода делам.     

Позиция Высшего арбитражного суда

Изложение целесообразно начать с обстоятельств одного из дел, прошедших в начале этого года через Президиум Высшего арбитражного суда РФ. Гражданину Австрии Фреди Райфу принадлежало 100% в уставном капитале возглавляемого им ООО «Каэллер СНГ» (далее — общество). В августе 2006 г. А. В. Романин в ИФНС № 46 г. Москвы зарегистрировал изменения в уставе общества, согласно которым данный гражданин является единственным участником и директором общества. В ходе последующих споров выяснилось, что права А. В. Романина, как участника общества, основаны на факте приобретения им у Фреди Райфа 100% доли в уставном капитале общества по договору купли-продажи от 10.07.2006 г., а так же на его решении, как единственного участника общества, от 18.08.2006 г., которым он уволил Фреди Райфа с должности генерального директора общества и назначил директором себя.

5.04.2007 г. А. В. Романин в качестве директора общества (покупателя) подписывает договор поставки с ООО «Тайм» (поставщик). Поскольку оплата поставленного товара обществом своевременно произведена не была, ООО «Тайм», на основании содержащейся в договоре поставки третейской оговорки, обратилось с иском в третейский суд. Решением третейского суда от 12.09.2007 г. с общества взыскан 61 млн. рублей долга, расходы по оплате третейского сбора и на оплату гонорара третейских судей. Так как решение третейского суда добровольно исполнено не было, ООО «Тайм» обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с заявлением о выдаче исполнительного листа. Определением суда от 27.03.2008 г. это требование удовлетворено.

На это определение Фреди Райфом, а так же обществом в лице представителя Е. М. Абрамова, действующего по доверенности, подписанной Фреди Райфом, поданы кассационные жалобы. Доводы жалобы Фреди Райфа состоят в том, что определение подлежит отмене по причине непривлечения Фреди Райфа к участию в деле, поскольку он, как учредитель общества, является лицом, заинтересованным в деле. Общество в жалобе указывает на то, что документы, представленные от его имени в суде первой инстанции, являются подложными, а общество не было надлежаще извещено о деле.

ФАС Волго-Вятского округа производство по обоим жалобам прекратил, так как жалоба от имени общества подписана неполномочным лицом; обжалуемым определением не затронуты права и законные интересы Фреди Райфа. Делая такой вывод, кассационный суд исходил из того, что лицами, участвующими в деле, по настоящему спору (сторонами) о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда являются общество и ООО «Тайм». Довод Фреди Райфа о том, что он является учредителем общества, суд отверг, как противоречащий материалам дела, поскольку согласно выписке из ЕГРЮЛ от 18.02.2008 г. генеральным директором и единственным учредителем общества является В. С. Баранов. Доказательств, подтверждающих, что на дату обращения ООО «Тайм» в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа и на дату подачи кассационный жалобы учредителем общества был Фреди Райф в деле нет. Представленные Фреди Райфом вместе с жалобой дополнительные доказательства, подтверждающие, что он является учредителем общества, суд не принял, так как в силу положений ст. 286 АПК РФ суд кассационной инстанции осуществляет проверку законности судебных актов с учётом документов, имеющихся у суда первой инстанции и апелляционного суда на момент принятия судебных актов, не принимает и не исследует дополнительные доказательства. Что касается жалобы общества, то на дату подачи кассационной жалобы генеральным директором общества являлся В. С. Баранов. Следовательно, Фреди Райф не имел права на выдачу доверенности Е. М. Абрамову, а последний на подписание кассационной жалобы от имени общества, поэтому производство по кассационной жалобе, подписанной указанным лицом, подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ[2].

На это определение обществом и Фреди Райфом поданы кассационные жалобы. В жалобах содержался довод о том, что по факту смены учредителя и руководителя общества следственными органами возбуждено уголовное дело; в Арбитражном суде города Москвы рассматривается иск о признании недействительной сделки купли-продажи доли в размере 100% в уставном капитале общества между Фреди Райфом и А. В. Романиным. Фреди Райф, как надлежащий собственник и руководитель общества, не был извещен о рассмотрении в Арбитражном суде Владимирской области заявления ООО «Тайм» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда; имеющиеся в деле уведомление и ходатайство о рассмотрении дела [речь, по всей видимости, идёт о первой инстанции – С. Р.] в отсутствие представителя ответчика являются подложными.

Рассмотрев эти жалобы, кассационный суд своё определение оставил в силе. Дополнительно к вышеприведённым доводам суд указал на то, что «сведений регистрирующего органа о смене руководителя общества [c В. С. Баранова на Фреди Райфа – С. Р.] заявитель жалобы не представил. При таких обстоятельствах у суда не было оснований для признания жалобы подписанной уполномоченным лицом»[3].

На эти определения Фреди Райфом подана надзорная жалоба. Высший арбитражный суд РФ (далее – ВАС РФ) в Определении от 27.11.2008 г. № 13848/08 «О передаче дела в Президиум ВАС РФ» и постановлении Президиума ВАС РФ от 25.02.2009 г. № 13848/08 обратил внимание на следующие обстоятельства.

В рамках уголовного дела № 283781 была проведена технико-криминалистическая экспертиза документов. На основании заключения Экспертно-криминалистического центра УВД Северо-Восточного административного округа г. Москвы от 5.03.2007 г. № 917 установлено, что подписи на оборотной стороне последней страницы Устава общества от 18.08.2006 г., на 2-ой странице заявления о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общества от 31.08.2006 г., на 3-й странице заявления о внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения об обществе, не связанных с внесением изменений в учредительные документы от 31.08.2006 г. и на 1-ой странице приказа общества от 16.11.2005 г. № 1 выполнены не Фреди Райфом, а другим лицом.

Заключением специалиста независимого агентства «Эксперт» от 2.04.2007 г. № 396/07 проведено исследование подписей Фреди Райфа и подтверждено, что подпись от имени Фреди Райфа в разделе «Продавец» договора от 10.07.2006 г. № 1-06 о продаже доли в уставном капитале общества выполнена не им, а другим лицом.

Основываясь на этих документах, Фреди Райф обратился в Тверской районный суд города Москвы с иском к обществу о восстановлении его на работе. Решением суда он с 19.08.2006 г. восстановлен в должности генерального директора общества, о чём 13.06.2007 г. внесена запись в ЕГРЮЛ. Однако данная запись 06.07.2007 г. также была изменена в связи с назначением руководителем общества гражданина Щелкунова В. Г., который вновь уволил Фреди Райфа. Последний обратился в Тверской районный суд с иском к обществу о восстановлении его на работе. Решением Тверского районного суда от 31.08.2007 г. он с 02.07.2007 г. был восстановлен на работе в должности генерального директора общества. Решение вступило в законную силу, исполнительный лист выдан 03.09.2007 г.

Постановлением ОВД по Тверскому району города Москвы о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 26.10.2007 г. установлен факт подделки договора от 10.07.2006 г. № 1-06 купли-продажи 100 % доли в уставном капитале общества.

Фреди Райф обратился в Арбитражный суд Москвы с иском к обществу, ИФНС № 46 и А. В. Романину с требованием признать недействительными сделку купли-продажи доли в размере 100 % в уставном капитале общества с применением последствий недействительности сделки, а также новые редакции Устава общества от 18.08.2006 г. и от 17.01.2007 г., решения Романина А.В., принятые в качестве учредителя общества, и изменения, внесенные в ЕГРЮЛ от 21.08.2006 г., от 07.09.2006 г., от 24.01.2007 г. Отдельно Ф. Райфом инициирован процесс о применении последствий недействительности упомянутой сделки. Определением Арбитражного суда города Москвы от 5.03.2008 г. по делу № А40-3907/07-132-6 была назначена судебно-почерковедческая экспертиза. По изложенным в заявлении Фреди Райфа данным, 15.08.2008 г. была объявлена резолютивная часть решения о признании договора от 10.07.2006 г. № 1-06 недействительным. Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 25.08.2008 г. по делу № А40-3907/07-132-6 заявленные Ф. Райфом требования удовлетворены[4].

Давая правовую оценку этим обстоятельствам ВАС РФ обратил внимание на то, что в соответствии с п. 26 Информационного письма ВАС РФ от 22.12.2005 г. № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решений третейских судов, если они приняты за пределами арбитражного соглашения против лиц, которые не являлись сторонами соглашения об арбитраже и не участвовали в рассмотрении дела. Как следует из материалов дела, в третейском разбирательстве интересы общества представлял гражданин А. В. Шабров на основании доверенности, выданной В. Г. Щелкуновым, который на дату рассмотрения спора генеральным директором общества не являлся. Надлежащие представители общества о рассмотрении спора в третейском суде уведомлены не были. При названных обстоятельствах определения суда кассационной инстанции от 28.05.2008 г. и от 29.07.2008 г. в силу ст. 304 АПК РФ подлежат отмене. Таким образом, на момент заключения договора поставки и рассмотрения в третейском суде спора о взыскании задолженности по данному договору и в арбитражном суде о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда генеральным директором и учредителем общества «Каэлер СНГ» являлся Фреди Райф. Свидетельств о подписании им договора поставки в деле не имеется. «Однако указанный участник спора был лишен возможности участвовать в судебном разбирательстве». В данном деле суды, в нарушение ст. 67 и 68 АПК РФ, не оценили представленные в материалы дела документы, свидетельствующие о принятии Арбитражным судом Владимирской области судебного акта, затрагивающего законные права и интересы Фреди Райфа как учредителя и генерального директора общества.

В соответствии со статьей 42 АПК РФ лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным АПК. Между тем суд первой инстанции при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не учёл данных обстоятельств и вынес определение, разрешив спор о правах и обязанностях заинтересованного лица, не привлеченного к участию в деле. ВАС РФ оценил определение суда первой инстанции от 27.03.2008 г. о выдаче исполнительного листа как вынесенное по недостаточно исследованным материалам дела, отменил его и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Оценка позиции Высшего арбитражного суда: что не так?

Позиция ВАС РФ в этом деле серьёзно уязвима. ВАС РФ упрекает третейский суд в том, что интересы общества в нём представлял А. В. Шабров на основании доверенности, выданной В. Г. Щелкуновым, который на дату рассмотрения спора генеральным директором общества не являлся, а  надлежащие представители общества о рассмотрении спора в третейском суде уведомлены не были. Между тем, прекращение полномочий директора общества, подписавшего доверенность от имени общества не названо в ст. 188 ГК РФ в качестве основания для прекращения доверенности; сведений о том, что Фреди Райф отменил все ранее выданные от имени обществ доверенности в судебных актах нет (по всей видимости, это не было сделано). О рассмотрении дела в суде по общему правилу, уведомляется общество; представитель – только если само общество укажет его адрес (ч. 4 ст. 121 АПК РФ). Если общество утверждает, что поданное в первую инстанцию от его имени заявление о рассмотрении дела без участия представителя общества является подложным, то такое заявление должно быть подано в форме заявления о фальсификации (ст. 161 АПК), что, судя по содержанию судебных актов, обществом так же сделано не было.     

ВАС РФ именует Фреди Райфа «участником спора», который «был лишен возможности участвовать в судебном разбирательстве». Это обстоятельство надзорная инстанция ставит в вину судам первой и кассационной инстанций: «…Суды, в нарушение ст. 67 и 68 АПК РФ, не оценили представленные в материалы дела документы, свидетельствующие о принятии Арбитражным судом Владимирской области судебного акта, затрагивающего законные права и интересы Фреди Райфа как учредителя и генерального директора общества. В соответствии со статьей 42 АПК РФ лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным АПК. Между тем суд первой инстанции при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не учёл данных обстоятельств и вынес определение, разрешив спор о правах и обязанностях заинтересованного лица, не привлеченного к участию в деле».

Из этих доводов видно, что центральный аргумент ВАС РФ состоит в том, что нижестоящие суды допустили процессуальное нарушение – вопреки ст. 42 АПК РФ не увидели, что определение о выдаче исполнительного листа затрагивает права и обязанности Фреди Райфа и, как следствие, не рассмотрели по существу поданную им кассационную жалобу.

Нельзя сказать, что такой подход является отражением единообразной судебной практики. Анализ постановлений окружных арбитражных судов говорит о том, что в аналогичных случаях судьи крайне редко принимают жалобы руководителей обществ к рассмотрению по существу[5]. Так, по одному из дел, директор, избранный на должность советом директоров, обжаловал в кассационном порядке решение суда, которым это решение, по иску прежнего директора было признано недействительным. Дело было направлено на новое рассмотрение, так как суд посчитал, что для выяснения всех обстоятельств дела к участию в нём должны быть привлечены все члены совета директоров и сам директор[6]. В другом деле по иску акционера суд признал недействительным решение совета директоров, которым назначен новый директор. Последний подал кассационную жалобу. Кассационная инстанция вернула дело в первую инстанцию с предложением рассмотреть вопрос о нарушении прав директора-акционера[7].

Однако в большинстве случаев суды отказывают в признании за такими лицами права на обжалование решений судов[8]. Наиболее показательную аргументацию этой позиций можно найти в постановлениях по двум делам. В первом вновь избранный директор обжаловал решение суда, которым признано недействительным решение общего собрания акционеров, назначившее на должность этого директора. Отказ в признании нарушения его прав суд мотивировал следующим образом: «Для наличия права на обжалование судебного акта недостаточно того, что принятый судебный акт затрагивает права и обязанности лица, не привлеченного к участию в деле. Необходимо, чтобы этот судебный акт был принят непосредственно о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле…[9]. Во втором деле член совета директоров (он же акционер) обжаловал решение суда, которым по иску другого акционера было признано незаконным решение общего собрания акционеров. Жалоба была возвращена со следующей мотивировкой: «Истцом по делу является конкретный акционер. Ответчиком по иску о признании недействительным решения общего собрания акционеров общества является само общество… Акционеры общества, не являвшиеся истцами по настоящему делу, не являются лицами, о чьих правах и обязанностях принимается судебный акт, которым признается недействительным решение собрания акционеров, равно как не являются такими лицами и члены совета директоров, принимавшие решение о созыве собрания, решения которого оспариваются, поскольку решение собрания и решение совета директоров считаются принятыми не конкретными физическими лицами, а тем или иным органом общества. Следовательно, оценка судом законности решений органов общества не тождественна оценке действий физических лиц, входивших в эти органы при принятии решений»[10].

Отсюда видно, что ссылка на ст. 42 АПК РФ — самое слабое звено в цепи аргументов надзорного суда. Сославшись на то, что суд первой инстанции разрешил спор о правах и обязанностях заинтересованного лица, не привлеченного к участию в деле ВАС РФ не указал о каких конкретно правах и обязанностях идёт речь, какого права был лишён Фреди Райф в результате вынесения судом определения о выдаче исполнительного листа, какая обязанность была на него возложена, к какой ответственности он был привлечён?[11].

Как правильно?

Тем не менее, даже не смотря на допущенные судом ошибки, позицию ВАС РФ следует признать верной по существу. Единственное её отличие от позиции кассационного суда состоит в том, что ВАС РФ не ограничился формальным применением закона, но подключил здравый смысл, присмотревшись к самой сути происходящего в этом деле. Для ВАС РФ было очевидно, что общество подверглось типичному рейдерскому захвату с использованием поддельных документов и оставить в силе определение о выдаче исполнительного листа означало дать захватчикам воспользоваться плодами своего труда. Поэтому ВАС РФ счёл возможным принять новые представленные Фреди Райфом доказательства в результате чего получил на выходе иной правовой результат. Вместе с тем, использование здравого смысла не освобождает от точной правовой квалификации проблемы и поиска её решения в области права. Как в данном деле необходимо было аргументировать свою позицию надзорному суду?

На мой взгляд, правильный ответ на этот вопрос дал ФАС Северо-Кавказского округа, рассмотревший в кассационном порядке несколько идентичных дел, связанных с разрешением корпоративного конфликта в ОАО «Запорожское». Во всех этих делах участвовал почти одинаковый состав участников; в них оспаривались различные решения общего собрания акционеров ОАО «Запорожское», которыми были прекращены полномочия прежнего директора акционерного общества и избирался новый директор. Первая инстанция иски удовлетворяла. На эти решения подавались кассационные жалобы следующими лицами: акционером, утверждающим, что на общем собрании его пакетом акций проголосовало иное лицо; одним из членов совета директоров; вновь избранным директором общества, который не поддерживал признания иска, сделанное прежним директором, который ранее был избран незаконным, по мнению подателя жалобы, составом акционеров. Формально решения судов первой инстанции отменялись кассационным судом со ссылкой на ст. 42 АПК РФ и необходимость при новом рассмотрении дела привлечь названных лиц к участию в деле. Вот только в отличие от позиции ВАС РФ данная необходимость была обоснована доводом, который в ст. 42 АПК РФ найти невозможно: «Фактически в судебном разбирательстве не участвовали лица, заинтересованные в представлении возражений против иска, что нарушает принцип состязательности»[12].

Это и есть ответ на поставленный вопрос. В деле Фреди Райфа ВАС РФ должен был аргументировать свою позицию не ссылкой на ст. 42 АПК РФ, а на ч. 1 ст. 9 АПК РФ, согласно которой судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности.

В случае «междусобойчика» формально, если смотреть на происходящее из кресла судьи, принцип состязательности не нарушается. В заседании участвуют представители обоих сторон, каждая из них представляет доказательства, приводит правовые доводы в свою пользу. Вот только на самом деле представитель ответчика не ставит перед собой задачу опровергнуть иск. Его возражения делаются лишь для отвода глаз и заведомо легко опровержимы. Например, в одном из известных мне «междусобойчиков» представитель ответчика не признавал взыскиваемый с него денежный долг, активно напирая на то, что сделка, из которой он возник, совершена ответчиком с нарушением правил одобрения крупной сделки. Разумеется, в решении об удовлетворении иска суд легко отверг этот довод со ссылкой на оспоримость сделки и отсутствие решения суда, которым эта сделка признана недействительной. Состязательность в подобного рода делах лишь мнимая. Вопреки известному древнеримскому правилу «Audiatur et altera pars» («Да будет выслушана другая сторона») эта последняя выслушивается лишь формально, между тем как истинная другая сторона, действительно заинтересованная в представлении возражений против иска, остаётся невыслушанной.

***

Более сложный случай мнимой состязательности имеет место тогда, когда захват начинается при действующем директоре общества, который перед своим уходом (как добровольным, так и вынужденным) искусственно создаёт задолженность общества перед захватчиком и выдаёт людям захватчика доверенности на представление общества в суде, не сообщив о таких доверенностях новому директору. В качестве примера могу сослаться на дело из практики судов общей юрисдикции, в котором объектом захвата являлись принадлежащие ООО «Викойл» здания и оборудование нефтеперерабатывающего завода в Ростовской области. Директор общества (Скиба В. А.) искусственно создал вексельную задолженность общества перед своим доверенным лицом на сумму, примерно равную стоимости завода, затем, уже непосредственно перед своим уходом, подписал от имени общества доверенности на другое доверенное лицо доверенности на представление интересов общества в суде, в том числе с правом подписания мирового соглашения и на представление интересов общества в Федеральной регистрационной службе, в том числе с правом представления документов на государственную регистрацию перехода права собственности на здания завода. Факт подписания обоих доверенностей был скрыт от нового руководителя общества.

Первое доверенное лицо, как векселедержатель, обратилось в суд с иском к обществу о взыскании вексельного долга. В качестве представителя общества в судебных заседаниях участвовал представитель по доверенности, подписанной бывшим директором, он же лично получал в суде адресованные обществу повестки, не допуская, что бы о данном судебном процессе узнал новый (т. е. действующий) директор общества. В ходе судебного разбирательства этот представитель, разумеется, всеми силами «возражал» против иска. Суд иск удовлетворил и взыскал с общества сумму вексельного долга. Затем, тот же представитель подписывает от имени общества два мировых соглашения, по условиям которых в счёт уплаты вексельного долга векселедержателю передаются здания и движимое оборудование завода. Оба мировых соглашения были утверждены судом. Действующий директор общества узнал об этом только тогда, когда местное отделение Федеральной регистрационной службы зарегистрировало переход права собственности на здания завода от общества к доверенному лицу бывшего директора.

Общество, теперь уже в лице действующего директора, обратилось с кассационной жалобой на решение суда первой инстанции, а так же на определения, которыми были утверждены оба мировые соглашения. Жалоба была удовлетворена Ростовским областным судом по следующим основаниям: «Как следует из материалов дела, в суде первой инстанции при заключении мирового соглашения ООО «Викойл» представлял Липчевский В. М., действующий на основании доверенности, выданной директором Скиба В. А. Вместе с тем, в материалы дела представлены документы, свидетельствующие о том, что на момент заключения указанного мирового соглашения Скиба В. А. не являлся директором ООО «Викойл». Согласно выписке из ЕГРЮЛ по состоянию на 3.07.2007 г. директором ООО «Викойл» являлся Бондаренко Э. В. В частной жалобе директор ООО «Викойл» Бондаренко Э. В. ссылается на то, что ООО «Викойл» в лице его действующих исполнительных органов не было извещено о времени и месте рассмотрения судом дела, руководству общества вообще не было известно о наличии в суде настоящего спора и заключении мирового соглашения от имени общества по отчуждению недвижимого имущества, принадлежащего ООО «Викойл». Доказательств обратному материалы дела не содержат»[13]. 

Как можно видеть, аргументация областного суда содержит тот же порок, что и аргументация ВАС РФ в разобранном нами постановлении по делу Фреди Райфа: то факт, что на момент заключения мировых соглашений интересы ООО «Викойл» в суде представляли лица по доверенностям, выданным предыдущим директором, никак не порочит эти соглашения, поскольку увольнение директора не влечёт прекращения действия выданных им доверенностей. Вместе с тем, позиция областного суда полностью укладывается в логику ФАС Северо-Кавказского округа по делу ОАО «Запорожское»: лицо, заинтересованное в представлении возражении против иска (ООО «Викойл» в лице директора Бондаренко Э. В.) должно быть привлечено к участию в деле и заслушано судом первой инстанции на стадии судебного разбирательства. Формально, ООО «Викойл» в лице представителя по действующей доверенности участвовало в деле, но, по сути, этот представитель не был заинтересован в представлении суду возражений против иска, что привело к нарушению принципа состязательности (ст. 12 ГПК РФ).  

Заключение

В заключение необходимо выяснить: не повлечёт ли такое решение вопроса ситуацию, при которой директора и учредители начнут в массовом порядке обжаловать решения судов о взыскании с их обществ каких-либо сумм со ссылкой на то, что они не были привлечены к участию в деле? На мой взгляд, нет, если данное право будет им предоставляться сугубо и исключительно в ситуации уже решенного в их пользу внутрикорпоративного конфликта, что во всех случаях должно подтверждаться соответствующими вступившими в силу судебными актами. Такой подход позволит исключить злоупотребление процессуальным правом на обжалование судебных актов и устранит неопределённость в точном установлении круга лиц, заинтересованных в представлении возражений на иск.

[1] Такой способ иногда называют «междусобойчик».

[2] Определение ФАС Волго-Вятского округа от 28.05.2008 г. № А11-905/2008-К1-5/75.

[3] Определение ФАС Волго-Вятского округа от 29.07.2008 г. № А11-905/2008-К1-5/75.

[4] Это решение было в кассационном порядке обжаловано обществом. Постановлением ФАС Московского округа от 13.03.2009 г. № КГ-А40/888-09 решение оставлено в силе.

[5] Постановления ФАС Московского округа от 19.08.2008 г. № КГ-А40/7094-08, от 15.01.2007 г. № КГ-А41/12320-06-1,2.

[6] Постановление ФАС Поволжского округа от 29.07.2008 г. № А65-810/2008-СГ1-10.

[7] Постановление ФАС Поволжского округа от 15.01.2004 г. № А12-9881/03-С6.

[8] См. постановления ФАС Волго-Вятского округа от 7.12.2006 г. № А11-4243/2006-К2-25/428, ФАС Московского округа от 29.06.2007 г. № КГ-А40/5340-07, ФАС Северо-Западного округа от 24.06.2007 г. № А56-15137/2006, ФАС Северо-Западного округа от 6.05.2006 г. № А56-52182/2005, определение ФАС Северо-Западного округа от 21.06.2007 г. № А42-3014/2006.

[9] Определение ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2008 г. № А56-10665/2007.

[10] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.03.2004 г. № А05-6587/03-17.

[11] Эту мысль точно выразил один из кассационных судов: «…Судебный акт может быть признан вынесенным о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, лишь в том случае, если им устанавливаются права этого лица относительно предмета спора либо возлагаются обязанности на это лицо». См. определение ФАС Уральского округа от 7.10.2008 г. № Ф09-5254/08-С4.

[12] Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 10.09.2008 г. № Ф08-4740/2008, Ф08-4740/1/2008, Ф08-4740/2/2008, от 18.09.2008 г. № Ф08-4739/2008, Ф08-4739/2008/1, Ф08-4739/2008/2.

[13] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 16.03.2009 г. № 33-2170.

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *