Pussy Riot

Я знаю, что мои коллеги меня уже опередили

Но те не менее поскольку: (1) к нашим частично совпадающим мыслям я пришёл самостоятельно, (2) мы расходимся в конченом выводе, (3) и, самое главное — они ничего не написали про моральный вред потерпевших, а именно этот момент меня, как цивилиста, волнует больше всего — я решил высказаться по вопросу о правильной правовой квалификации действий Pussy Riot (далее — PR).

С уголовно-правовой точки зрения здесь всё просто. PR вменяют хулиганство — то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу (ч. 1 ст. 213 УК).

PR нарушили не общественный порядок, а порядок в церкви. Их действий выражают явное неуважение не к обществу в целом, а к церкви. Говорить о том, что неуважение к церкви есть неуважение к обществу, значит отождествлять церковь и общество (в обвинительном заключении сказано, что «православие – духовная основа нашего государства»), а это недопустимо, поскольку Россия – светское государство.

Ещё один важный момент. Хулиганство – это действия, нарушающие общественный порядок независимо от места их совершения. В любом месте будет хулиганством нецензурная брань, плевки в людей, срывание с них одежды, стрельба пейнтбольными шариками с краской и прочие подобные действия. То, что сделали PR — игра на гитаре, пение и танцы к таким действиям не относятся.

Действия PR не подпадают так же и под административное хулиганство (ч. 1 ст. 20.1 КоАП): нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, поскольку PR матом не ругались, к прихожанам не приставали, церковное имущество не повредили.

Так что же получается, кто угодно заходи в церковь и твори там разные бесчинства? Разумеется, нет. PR помешали нормальному ходу службы в ХХС, они помешали людям молиться и совершать религиозные обряды. Как раз для этих целей в уголовном кодексе существует ст. 148 УК РФ – «Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов», максимальное наказание по которой – три месяца ареста. Так что PR своё уже отсидели, и даже сверх того, поэтому должны быть немедленно освобождены, а уголовное дело прекращено.

А вот теперь самое интересное. Потерпевшими по этому делу признаны, ключница, свечница и охранник ХХС. Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинён физический, имущественный, моральный вред. Потерпевшим физический и имущественный вред не причинён, остаётся моральный. Из обвинительного заключения, опубликованного на сайте «Новой газеты» и стенограмм процесса, публикуемых РАПСИ, мы знаем, что потерпевшие говорили о том, что они до глубины души оскорблены, уязвлены и обижены действиями PR, т. е. испытывают глубочайшие нравственные страдания. Верно, я охотно готов поверить в то, что эти почтенные люди действительно переживали эти страдания. Вот только с точки зрения ГК РФ далеко не каждое страдания является моральным вредом. Моральный вред возникает только тогда, когда происходит нарушение личных неимущественных права, либо происходит посягательство на нематериальные блага (ст. 151 ГК РФ).

Что это за права и блага? Это жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом (ч. 1 ст. 150 ГК РФ).

На эти права и блага потерпевших PR не посягали и их не нарушали.

Потерпевшие могли бы сказать, что PR посягнули на их конституционную свободу вероисповедования включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28 Конституции РФ). Это верно, однако тонкость в том, что свобода вероисповедования – не есть гражданско-правовое личное неимущественное право. Свобода вероисповедания – это вообще не категория гражданского права. Это совсем другое. Это конституционно-правовая свобода. Воспрепятствование в нарушении конституционно –правовых-свобод не предусмотрено в ст. 151 ГК РФ в качестве основания для компенсации морального вреда. Таким образом, лица, признанные по этому делу потерпевшими таковыми, признаны быть не могут.

Надеюсь, что мои уважаемые коллеги – адвокаты, защищающие PR, донесли до суда эти простые мысли.

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *