Навыки современного юриста: soft skills, повышающие эффективность и качество жизни / Под ред. А. Сорокиной и Д. Грица. – М.: М-Логос. 2021
Я купил эту книгу в самом начале продаж, дважды внимательно её изучил, делал пометки карандашом, оценивал прочитанное с точки зрения моего профессионального и личного жизненного опыта. Впечатления противоречивые.

Существует огромное количество превосходных отечественных и зарубежных книг по психологии, личной эффективности, тайм-менеджменту, планированию, публичным выступлениям, переговорам и т. п. Какой смысл писать специально для юристов ещё одну книгу одновременно на все эти темы, которая примерно на три четверти представляет собой компиляцию других книг?

Допустим, вы юрист. Вы хотите прочесть что-нибудь полезное о публичных выступлениях. У вас есть выбор: либо прочесть главу 12 «Навыков» («Публичные выступления юриста») либо прочесть книгу Алексея Каптерева «Хорошая, плохая, продающая. Мастерство презентации 2.0» — лучшую на сегодняшний день книгу по публичным выступлениям. Почему вы должны делать выбор в пользу «Навыков»? Там материал изложен лучше, чем у Каптерева? Нет. Намного хуже (да ещё и с рекламой одного неоднократно упоминаемого в тексте бюро публичных выступлений). Тогда зачем вам «Навыки»? Такие вопросы можно поставить к каждой главе этой книги. Зачем читать главу по переговорам, если есть книга Гэвина Кеннеди «Договориться можно обо всём» — лучшая на сегодняшний день книга по переговорам? Зачем читать в «Навыках» о тайм-менеджменте, если есть книга Глеба Архангельского «Тайм-драйв: как успевать жить и работать» — уже многие годы лучшая книга по тайм-менеджменту?

Книги, подобные «Навыкам», есть смысл писать и читать только при одновременном выполнении трёх условий: (1) автор соответствующей главы «Навыков» изучил всю имеющуюся литературу по своей теме, (2) затем применил, будучи юристом, полученную из книг полезную информацию в своей жизни и своей работе, (3) затем написал о том, чем сведения этих книг полезны именно юристам и проиллюстрировал свои рекомендации наглядными примерами из личного опыта. Эти условия соблюдены в книге почти никак.

С одной стороны, в книге есть много полезной информации, например о предпринимательском мышлении юриста, проактивности и реактивности, зоне забот и зоне влияния, пользе взгляда на вашу позицию в суде с точки зрения оппонента, алгоритме обратной связи; в книге есть хорошие рекомендации по использованию онлайн-карт и таймлайнов, полезный и проверенный моим опытом совет про «экскурсию в «мир проекта», про значение дедлайнов и фиксированного рабочего графика, справедливо обращено внимание на критическую важность концентрации и фокусировки внимания, для которых необходим особый образ жизни. Лучшие главы: 13-я «Профессиональный бренд и нетворкинг современного юриста» и 14-я «Клиентоориентированность юриста» — в них много по настоящему полезной оригинальной авторской информации. Стоит так же отметить, что книга имеет хорошую вёрстку и хорошее структурирование материала по главам и подразделам.

С другой стороны, в книге есть недостатки, самый неприятный из которых в том, что в книге мало примеров из личного опыта авторов, между тем как именно возможность привести наглядный пример для иллюстрации выдвигаемых автором тезисов отличает эксперта от дилетанта.

В книге много воды, тривиальных советов на уровне простого житейского здравого смысла, бесполезных методик и техник, бессмысленных схем, распространённых заблуждений (например, про частицу «не», которая «изменяет смысл»); пересказываются давно и хорошо всем известные вещи, например, о прокрастинации и постановке целей по модели SMART. В книге много переписывания чужих идей, книг и статей: тут вам и «ступени развития конфликта по Ф. Глазлу», и «схема К. Томаса», и пересказы Стивена Кови, Насима Талеба, Катерины Ленгольд, Виктора Франкла и пр.; есть и просто глупости, например: «В чём различие между юридической услугой и юридической помощью? Можно провести аналогию с медициной. Когда вы отбеливаете зубы — это услуга. Когда у вас прострелена нога и вас лечат — это помощь» (стр. 387).

Большинство авторов в изобилии используют раздражающие бесполезные англоязычные акронимы: путь от мысленного образа к результату по модели VMOSA, мир VUCA, алгоритм SCORE, техника SCAMPER, модель GROW, техники BATNA и WATNA, модель личности DISC, таблица Negotek Prep, модели ПИП и ZOPA (не скажу, что это, читайте сами, я же мучился, когда читал это пустословие, и вы помучайтесь); простым вещам дают сложные имена: «На рис. 34 видно, что даже в переговорах между двумя юристами на самом деле присутствует множество других участников (будем называть их стейкхолдерами)» (стр. 272). Зачем? Может просто «другими участниками»?

Худшие главы книги, в которых количество воды и банальностей достигает критической массы: глава 2 «Критическое мышление», глава 4 «Креативное мышление», глава 5 «Стратегическое видение и системный подход», глава 8 «EQ юриста во взаимоотношениях с другими людьми». Самая худшая глава — 10-я «Юрист на переговорах», в которой недостатки книги доведены до предела: тут вам и сухой дилетантский конспект чужих пособий по ведению переговоров без единого практического примера из личного опыта автора, и обилие бесполезных методик, и дубовый язык — цитата для примера: «Юристу следует управлять переговорным процессом, фисилитировать его. За основу такого управления стоит взять SMART-фасилитацию от Майкла Вилкинсона — Structured Meeting And Relating — структурированные техники проведения сессий и выстраивания связей» (стр. 277).

В книге много бесполезных советов и бестолковых реплик в прямоугольных вставках: «Дайте себе перерыв от работы. Возьмите время «на подумать», обратитесь к себе и определитесь со своими ценностями и целями, устройте перезагрузку» (стр. 238), «Лучшая профилактика профессионального выгорания: занимайтесь тем, что любите, и любите то, чем занимаетесь» (стр. 243), «Преодолеть эмоциональное выгорание мне помогает созерцание природы, посещение любимых мест, хобби ил спорт» (стр. 251), «Юристу нужно уметь аккуратно опрашивать своего доверителя на этапе подготовки и не связывать себя одним взглядом на ситуацию. Что бы выстроить сильную позицию, важно учитывать сильные и слабые стороны истории» (стр. 278), «Рассказывайте просто о сложном, показывайте, приводите примеры, делайте выступление живым» (стр. 341), «Способы продвижения: написание и публикация статей, публичные выступления и работа в проекта, рост профессионализма и экспертности» (стр. 364). Спасибо, авторы. Действительно стоило потратить полторы тысячи рублей на покупку книги, чтобы обрести эти крупицы человеческой мудрости.

Есть в книге и очень странные в своей наивности тезисы, авторы которых явно выдают желаемое за действительное. Вот один из авторов пропагандирует умение юриста мирить стороны спора: «Во многих случаях реальные интересы доверителей в конфликте заключаются в том, чтобы как можно быстрее разрешить дело миром, сохранить деловые отношения или цивилизованно развестись. Но проблема заключается в том, что стороны внутри конфликта нередко охвачены эмоциями, ими движут враждебность, желание восстановить справедливость и пр. В таком состоянии самим доверителям бывает трудно увидеть свой стратегический интерес и сохранить рациональность и хладнокровие. И именно в такие моменты юрист как человек, не вовлечённый в конфликт, может и должен проявить навыки не столько «бойца», сколько миротворца, помогая доверителям выйти из конфликта с минимальными потерями, а возможно и с дополнительной выгодой. Для этого современный юрист должен владеть выработанными инструментами управления конфликтами и их разрешения, которые существенным образом расширят его арсенал и позволят стать незаменимым помощником для своих доверителей» (стр. 286).

Мой личный опыт эту красивую картинку не подтверждает. Желание мирно решить спор бывает не «во многих случаях», а очень редко. По статистике ВС РФ в 2020 году в первой инстанции арбитражных судов мировым соглашением закончились 1,95% рассмотренных дел. В подавляющем большинстве случаев клиент ставит адвокатам задачу не договариваться с оппонентом, а бороться с ним до конца. В современной российской деловой жизни одно лишь направление другой стороне предложения решить спор миром принято считать проявлением слабости, а значит неуверенности в своей правоте. Одна лишь попытка адвоката намекнуть клиенту о целесообразности мирных переговоров в большинстве случаев повлечёт обвинения в предательстве и тайной работе на оппонента. Клиенты хотят не мира, они хотят денег, причём здесь и сейчас. Клиенты уверены, что мир им денег не принесёт, их принесёт только война. Надо так же ответить на вопрос: зачем мирные переговоры адвокату? На мирном решении спора не заработаешь денег, не получишь гонорар успеха, не сделаешь хороший пиар, не направишь привлекательный пресс-релиз в СМИ и соцсети, ни получишь красивую рекомендацию от клиента. Вот и получается, что мирное решение спора не нужно никому, ни клиенту, ни адвокату.

Ещё цитата: «Один известный адвокат рассказал нам случай из своей практики: судья оказывал явное предпочтение оппоненту — внимательно слушал его, задавал уточняющие вопросы, не смотрел на время. Когда же дошла очередь до нашего адвоката, судья начала перебивать, делать замечания, постоянно указывать на время и повторы. Наш адвокат понимал, что процесс уже явно проигран, так что терять ему было нечего. Он позволил себе тот самый контролируемый эмоциональный выпад. На повышенных тонах и с яркой жестикуляцией он сказал: «Ваша честь, ну, как же такое возможно?! Почему вы слушали полчаса моего оппонента и абсолютно не слушаете меня, не даёте мне даже слова сказать?! Где же наш уважаемый российский суд?!» … После этого судья сказал: «Хорошо! Слушаю вас!» и не только выслушал его, но и проникся уважением к такому чувственному проявлению (стр. 222).

Никогда так не делайте. Если судья вас не слушает, значит вы несёте ахинею и не готовы к делу, значит то, что говорите суду не интересно. В такой ситуации малейшее проявление негативных эмоций в адрес суда, каким бы контролируемым оно ни было, уронит ваш и так слабый авторитет в глазах суда ниже нуля.

Местами в книге плохо с редактурой:

«Человеку действительно нужна определённая власть в виде денег, авторитета, уверенности в себе и т. д. Но всё это должно быть лишь целью (может «средством»? — С.Р.) для реализации человеком собственного смысла» (стр. 37−38).

«Таким же наглядным примером обладают скриншоты переписки, которыми можно подтверждать юридически значимые факты. Вот пример использования скриншотов переписки для подтверждения факта отказа от предложенных условий» (стр. 111). Между тем, примера нет.

«Если человек получает больше энергии, чем расходует, масса тела растёт, если энергии тратиться меньше, чем получается, то масса снижается» (стр. 129). Между тем, после слов «если» описана одна и та же ситуация.

Сейчас «М-Логос» распространяет книгу бесплатно. Читайте, но будьте готовы к тому, что она может сильно не оправдать ваши ожидания и в конце чтения у вас может быть неприятное ощущение потерянного времени.