Взыскание дивидендов в виде упущенной выгоды

Слияния и поглощения. 2011. № 3. С. 60-62

Хищение акций путём подачи регистратору поддельных документов — один из типичных способов рейдерства. Закон «Об акционерных обществах» (ч. 4 ст. 44) признаёт за потерпевшим акционером право на компенсацию возникших по этой причине убытков за счёт общества и регистратора. Анализ судебной практики по таким спорам свидетельствует о том, что суды не испытывают ни малейших затруднений при взыскании стоимости акций как реального ущерба. Однако после получения этой стоимости бывшие акционеры часто предъявляют требования о взыскании других убытков – объявленных обществом дивидендов по утраченным акциям как упущенной выгоды.

В настоящей статье обсуждаются условия законности таких требований.

***

Позиция, допускающая взыскание дивидендов как упущенной выгоды, основана на п. 3 ст. 8 ФЗ «О рынке ценных бумаг», согласно которой к лицу, допустившему ненадлежащее исполнение порядка поддержания системы ведения и составления реестра (эмитенту, регистратору, депозитарию, владельцу), может быть предъявлен иск о возмещении ущерба (включая упущенную выгоду), возникшего из невозможности осуществить права, закреплённые ценными бумагами.

К настоящему времени сложилась судебная практика, безусловно допускающая взыскание дивидендов в качестве упущенной выгоды[1]. Эта позиция основана на следующих аргументах:

  1. Из-за незаконного прекращения прав на акции потерпевший был лишён возможности осуществлять свои права акционера, в том числе права на получение дивидендов до принятия судом решения о восстановлении его нарушенных прав в результате совершённого уголовного преступления. Этими противоправными действиями акционеру причинены убытки в виде неполученных дивидендов, которые он мог бы получить при обычных условиях гражданского оборота[2].
  2. Исходя из положений ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено путём необоснованного списания с его счёта акций, имеет право требовать наряду со взысканием убытков в виде реального ущерба (стоимости списанных акций) также взыскания убытков в виде упущенной выгоды от неполученных дивидендов по утраченным акциям. При этом то обстоятельство, что в результате списания акций, акционер утратил свой статус и не был восстановлен в правах акционера, не может служить основанием для отказа ему в иске по требованию о взыскании убытков в виде упущенной выгоды в размере неполученных дивидендов по акциям в связи с их утратой за период нарушения его прав, то есть с момента утраты акций до принятия судебного решения о взыскании в его пользу стоимости неосновательно списанных акций, поскольку данное требование возникло не об уплате дивидендов как акционеру общества, а на основании статьи 15 ГК РФ о возмещении убытков в виде упущенной выгоды от неполученных дивидендов по утраченным акциям[3].

***

Проверим эту позицию на соответствие трём обязательным условия привлечения к гражданско-правовой ответственности: противоправность действий общества, наличие у бывшего акционера отрицательных имущественных последствий, наличие причинно-следственной связи между действиями общества и отрицательными последствиями.   

 Противоправность

В основании иска о взыскании дивидендов в виде упущенной выгоды всегда лежит довод о том, что дивиденды не были выплачены лицу, которое в действительности является акционером. Однако поскольку дивиденды обществом всё-таки были выплачены, то это означает, что они были выплачены другому лицу – тому, которое незаконно завладело акциями, либо получило акции от этого лица. Таким образом, по сути, вопрос противоправности действий общества сводиться к вопросу об исполнении обществом обязательства по выплате начисленных дивидендов надлежащему лицу. Уместно поставить вопрос: может ли общество отказать в выплате дивидендов лицу, формально легитимированному в качестве акционера путём указания на это лицо в реестре акционеров со ссылкой на то обстоятельство, что это лицо, по мнению общества, приобрело акции по недействительной сделке? Нет, так как согласно ч. 2 ст. 147 ГК РФ отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается. Следовательно, выплата обществом дивидендов этому лицу является правомерным действием, совершение которого не может повлечь за собой возникновение обязанности по возмещению убытков[4].

Наличие отрицательных имущественных последствий

В качестве убытков взыскиваются суммы дивидендов, решения о выплате которых были приняты обществом с момента незаконного списания акций до даты подачи искового заявления о взыскании убытков в виде стоимости акций в суд[5], либо до даты принятия судом решения о взыскании стоимости акций[6], либо дата выплаты бывшему акционеру возмещения стоимости списанных акций[7]. Отсюда следует, что сумма убытков зависит сугубо и исключительно от того, насколько часто общество будет выплачивать дивиденды; чем чаще будет приниматься такое решение и чем выше размер дивидендов, тем выше размер убытков. Такая ситуация противоречит правовой природе убытков, размер которых всегда определяется только на момент нарушения обязательства. Между тем, в момент незаконного списания акций обязанности общества по выплате дивидендов, начисленных после такого списания, не может существовать[8]. Размер убытков так же никогда не может зависеть от последующих, в нашем случае часто весьма отдалённых от момента совершения нарушения, действий общества. 

Акционер, акции которого были незаконно списаны, не участвует в работе общего собрания акционеров и, таким образом, не принимает на себя рисков убытков от своих неправильных действий. Взыскивая дивиденды в виде упущенной выгоды бывший акционер претендует на получение выгод от участия в обществе, по-прежнему не неся рисков, связанных с участием в обществе. Между тем, как отмечено К. И. Скловским, несение указанных в ст. 15 ГК РФ расходов предполагает соответствующую хозяйственную деятельность лица, взыскивающего убытки[9].

В случае, если бывшим акционером был ранее предъявлен иск о взыскании стоимости незаконно списанных акций и этот иск был судом удовлетворён, то это говорит о том, что акционер не намерен восстанавливать свои права на акции. Получив компенсацию за их незаконное списание уже бывший акционер окончательно утрачивает возможность вновь обрести этот статус и, тем самым, он отказывается от осуществления прав, закреплённых в этих акциях, включая право на получение дивидендов. Этот нюанс был очень точно подмечен судом в следующем деле.

Мищенко Б. А. являлся владельцем обыкновенных именных акций ОАО «Кубаньэнерго» в количестве 2 685 шт., номинальной стоимостью 100 рублей каждая. 26.11.2004 г. регистратором — ОАО «ЦМД» (в лице Карачаево-Черкесского филиала) с лицевого счета истца все акции были списаны и зачислены на лицевой счёт Шпака М.В. По данному факту СЧ ГСУ при ГУВД Краснодарского края было возбуждено уголовное дело № 553745. Вступившим в силу приговором Октябрьского районного суда г. Краснодара от 30.01.2007 г. было установлено, что вышеуказанные акции были списаны с лицевого счета Мищенко Б. А. без его поручения, в результате преступных действий Лозового М. И. и Ложечника Р. В., квалифицированных по ч.4 ст. 159 УК РФ как мошенничество. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 25.06.2007 г. по делу № А40-66443/06-45-515 с ОАО «Кубаньэнерго» в пользу Мищенко Б. А. взысканы убытки в виде рыночной стоимости утраченных акций (реальный ущерб) в сумме 3 270 442 рубля. После этого Мищенко Б. А. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к ОАО «Центральный Московский Депозитарий» и ОАО «Кубаньэнерго» о взыскании с ответчиков причинённых истцу убытков в сумме 522 901 руб. невыплаченных дивидендов. Суд в иске отказал мотивировав своё решение, в том числе, следующим доводом: «Обратившись с исковым заявлением к ОАО «Кубаньэнерго» в 2006 году, Мищенко Б.А. взыскал с общества стоимость незаконно списанных с его лицевого счета акций… В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав может осуществляться путём восстановления положения, существовавшего до нарушения права, а так же путём возмещения убытков. Следовательно, Мищенко Б. А., защитив своё нарушенное право путём получения стоимости акций, права на 3 950 штук обыкновенных акций ОАО «Кубаньэнерго» не восстановил, а утратил (выделено мной –  С.Р.) их»[10].

Взыскав рыночную стоимость акций и требуя взыскания дивидендов бывший акционер, тем самым, пытается одновременно осуществить права как лица, утратившего акции, так и лица, не утратившего акции. Решая один из корпоративных споров ВАС РФ разъяснил, что в случае, если акции были незаконно списаны с лицевого счёта акционера, то последний может требовать признания незаконными действий органов управления общества, совершённых после списания акций, т. е., по сути, осуществлять права акционера, но лишь в случае, если списанные акции акционеру возвращены[11]. Поскольку в обсуждаемом нами случае акции бывшему акционеру не возвращаются, то и осуществлять права акционера, в том числе получать объявленные дивиденды, он не вправе. 

Причинно-следственная связь

Упущенная выгода – это доход, который обязательно, с необходимостью был бы получен кредитором в случае, если бы должник исполнил обязательство надлежащим образом. Надлежащее исполнение эмитентом обязанности по ведению реестра акционеров не влечёт с необходимостью выплату дивидендов. В судебной практике справедливо отмечалось, что выплату акционерным обществом дивидендов своим акционерам в определённом размере нельзя отнести к обычным условиями гражданского оборота, поскольку наступление этих обстоятельств напрямую зависит от деятельности эмитента.[12] Поэтому нельзя сказать, что в случае, если бы регистратор общества не совершил незаконного списания акций, то акционер непременно получил бы дивиденды. Взыскание дивидендов в виде упущенной выгоды основано на допущении, что если бы акции не были незаконно списаны, то акционер в течение всего периода, за который он взыскивает дивиденды, оставался бы акционером с неизменным количеством акций. Между тем, это лишь предположение, доказать истинность которого бывшему акционеру невозможно.

***

Из вышесказанного следует, что в случае взыскания бывшим акционером дивидендов в виде упущенной выгоды три обязательных условия для привлечения общества к гражданско-правовой ответственности не выполняются. Как следствие, взыскание бывшим акционером убытков с общества в виде объявленных и выплаченных дивидендов незаконно. Такая оценка оправдана с точки зрения политики права. При сложившемся подходе судов к решению таких споров выплата обществом дивидендов превращается в крайне рискованную операцию связанную с отвлечением денежных средств и затратами времени и сил на обратное регрессное взыскание дивидендов с лица, незаконно завладевшего акциями. С одной стороны, это косвенно стимулирует общество не проедать прибыль, но с другой стороны снижает привлекательность акций для мелких инвесторов, которые приобретают их не для участия в управлении обществом, а для сугубо получения дивидендов.

Вместе с тем, сделанный нами отрицательный итоговый вывод нисколько не умаляет значения п. 3 ст. 8 ФЗ «О рынке ценных бумаг», допускающей взыскания упущенной выгоды, возникшей из невозможности осуществить права, закреплённые ценными бумагами. Данная норма распространяется на иные, чем взыскание дивидендов, случаи. В случае, если у акционера был заключён договор купли-продажи акций, который он не смог исполнить по причине их списания за день, до подачи им регистратору передаточного распоряжения, то в этом случае упущенной выгодой будет доход от продажи акций, который может быть взыскан с общества и регистратора.

Что касается взыскания дивидендов, то, на наш взгляд, лицо, со счёта которого были незаконно списаны акции, может их взыскать. Для этого достаточно поменять ответчика – с общества на акционера, незаконно получившего акции, и основание иска – с факта причинения убытков в виде неполученной выгоды на факт неосновательного обогащения. Предъявление такого иска невозможно лишь в том случае, если списанный пакет распылён между несколькими последующими приобретателями незаконно списанных акций и невозможно определить кому и в какой доле они принадлежат.

[1] Постановления ФАС Московского округа от 27.05.2009 г. № КГ-А40/3823-09-П, от 23.06.2007 г. № КГ-А40/6692-07, от 3.03.2008 г. № КГ-А40/863-08., от 31.05.2005 г. № КГ-А40/4548-05., от 7.04.2008 г. № КГ-А40/2407-08, от 16.02.2007 г. № КГ-А40/12946-06; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2009 г. № А43-36659/2006-5-856; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.09.2010 г. № А61-1455/2009; постановление ФАС Уральского округа от 26.08.2010 г. № Ф09-8368/09-С4; постановление ФАС Северо-Западного округа от 7.10.2009 г. № А56-42626/2008; постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2007 г. № 09АП-5877/2007-ГК.

[2] Постановление ФАС Московского округа от 10.11.2008 г. № КГ-А40/9978-08.

[3] Постановление ФАС Московского округа от 7.08.2007 г. № КГ-А40/7316-07 (принятые по делу судебные акты были отменены с возвратом дела на новое рассмотрение).

[4] По одному из дел суд отказал в иске о взыскании дивидендов мотивировав это тем, что выплата дивидендов производится акционерам, включённым в списки лиц, имеющих право на участие в общих собраниях акционеров, на которых принимались соответствующие решения о выплате дивидендов, а указанные списки формируются на основании данных системы ведения реестра; между тем, судами установлено, что истец в период с 13.09.2002 г. по 6.02.2006 г. не являлся лицом, зарегистрированным в системе ведения реестра ОАО «ЦМД». См. Постановление ФАС Московского округа от 14.07.2008 г. № КГ-А40/5994-08.

[5] Лебедев К. К. Защита прав обладателей бездокументарных ценных бумаг (материально- и процессуально-правовые аспекты разрешения споров, связанных с отчуждением бездокументарных ценных бумаг). М.: Волтерс Клувер, 2007.

[6] Постановления ФАС Московского округа от 7.08.2007 г. № КГ-А40/7316-07 (принятые по делу судебные акты были отменены с возвратом дела на новое рассмотрение), от 10.11.2008 г. № КГ-А40/9978-08.

[7] Постановление ФАС Московского округа от 16.02.2007 г. № КГ-А40/12946-06.

[8] Аналог такого подхода можно найти в ч. 2.1 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» согласно которой размер убытков, причинённых имуществу потерпевшего, определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

[9] Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М. Статут. 2008. С. 872 – 873.

[10] Решение Арбитражного суда Москвы от 7.07.2010 г. № А40-21133/10-134-151. Это решение было оставлено в силе Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-22591/2010-ГК от 11.10.2010 г.

[11] Постановление Президиума ВАС РФ от 5.09.2006 г. № 4375/06.

[12] Постановление ФАС Московского округа от 30.12.2004 г. № КГ-А40/12148-04. Аналогичная позиция в отношении дивидендов, выплаченных обществом с ограниченной ответственностью — Постановление ФАС Центрального округа от 20.03.2008 г. № Ф10-730/08.

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *