Взыскание задатка при проведении торгов

Арбитражная практика. 2010. № 9 С. 14-21

По общему правилу соглашение о задатке является добровольным делом договаривающихся сторон. Однако в случае, если речь идёт о торгах, уплата участником торгов задатка является обязательной (ч. 4 ст. 448 ГК РФ). На практике торги не всегда заканчиваются подписанием договора: торги могут быть признаны несостоявшимися или недействительными. Даже если договор подписан, он нередко оспаривается. В этих случаях участники торгов обращаются в суд с исками к их организатору о возврате задатков.

Проведённый нами анализ арбитражной практики свидетельствует о том, что истцы по такого рода делам в большинстве случаев получают отказ в своих требованиях к организаторам торгов по причине того, что строят правовую позицию по делу исходя из общего правового режима задатка, указанного в ст. 380 и 381 ГК РФ (далее, для краткости, указанный в этих нормах задаток мы будем называть «общим»), не учитывая в должной мере особенности его специального режима, созданного законодателем применительно к торгам и закреплённого в ч. 4 и 5 ст. 448 ГК РФ.

В связи с этим есть смысл обсудить: в чём состоят эти отличия и как участникам торгов правильно их учитывать при оценке перспектив иска к организатору торгов о взыскании задатка.

***

Судебная практика успешно восприняла традиционное в отечественной цивилистике понимание доказательственной (удостоверяющей), обеспечительной и платёжной функций общего задатка[1]. Доказательственная функция состоит в том, что уплата задатка считается доказательством заключения договора[2], платёжная заключается в учёте задатка в качестве части покупной цены, обеспечительная в том, что в случае неисполнения договора стороной, выдавшей задаток, он остаётся у другой стороны, в случае неисполнения договора стороной, получившей задаток, он возвращается в двойном размере. По смыслу ч. 1 ст. 380 ГК РФ задатком может обеспечиваться исполнение сторонами только денежного обязательства по уже заключённому между ними договору, должником по которому является или будет являться сторона, передавшая задаток[3].

Что касается задатка, уплачиваемого с целью участия в торгах, то суды по разному подходят к определению его соотношения с общим задатком. В одних случаях суды признают, что «правовая природа задатка по статье 448 ГК РФ и задатка, выдача которого предусмотрена статьей 380 ГК РФ, различна»[4]; в других случаях рассматривают ст. 448 ГК РФ как специальную по отношению к общим нормам ст.ст. 380 и 381 ГК РФ[5], т. е., по сути, признают однородность правовой природы указанных в этих нормах задатков; в ряде случаем суды не признают за этими задатками каких-либо принципиальных отличий[6].

Для того, что бы правильно решить вопрос о правовой природе задатка, уплачиваемого при проведении торгов, необходимо выяснить, какие имеются черты сходства между ним и общим задатком и какие между ними есть отличия.

Сходство между обоими видами задатков состоит в следующем: 

  1. В обоих случаях соблюдается простая письменная форма соглашения о задатке. Если для общего задатка данная форма прямо предписана законом (ч. 2 ст. 380 ГК РФ), то для задатка, уплачиваемого при проведении торгов, такого указания нет, но на практике письменная форма в этом случае соблюдается в виде фактического акцепта (ч. 3 ст. 438 ГК РФ), когда задаток перечисляется лицом, желающим принять участие в торгах, на счёт, указанный в объявлении о проведении торгов, без заключения отдельного письменного соглашения о задатке. Суды признают, что опубликование требования о внесении задатка и приложение лицом, желающим участвовать в торгах, к заявке на участие платежного поручения является публичной офертой, а перечисление суммы задатка с указанием назначения платежа – «задаток», — акцептом, что свидетельствует о заключении в соответствии со ст. ст. 160, 380, 434 ГК РФ договора о задатке[7]. Такой фактический акцепт приводит к соблюдению письменной формой сделки (ч. 3 ст. 434 ГК РФ). Отсутствие подписанного обеими сторонами договора о задатке при условии представления указанного в информационном сообщении платёжного документа о перечислении задатка за участие в конкурсе на счёт организатора торгов, не может являться основанием для отказа в допуске к участию в торгах[8]. Факт невнесения задатка рассматривается как одно из доказательств отсутствия гражданских правоотношений организатора торгов с их участниками[9].
  2. В обоих случаях возврат двойной суммы задатка возможен только при полном неисполнении лицом, получившим задаток, своих обязанностей. В ч. 2 ст. 318 ГК РФ применительно к общему задатку прямого указания на это нет; это правило сложилось в судебной практике[10]. Применительно к торгам мы можем говорить только о полном неисполнении организатором торгов обязанности по подписания протокола о результатах торгов, так как трудно представить, как эта обязанность может быть исполнена частично.
  3. В обоих случаях предметом задатка может быть только денежная сумма (в судебной практике известны случаи, когда задаток выдавался ценными бумагами или оргтехникой)[11]. Вместе с тем, суды признают, что факт выдачи задатка, например, в виде векселя, не влияет на действительность соглашения о задатке, а касается его исполнения. Вопросы принятия задатка в виде векселя и последствия выдачи задатка в такой форме исследуются только при разрешении спора, возникшего в связи с неисполнением договора[12].

Отличия задатка, уплачиваемого при проведении торгов, от общего задатка состоят в следующем:

  1. Задаток, уплачиваемый участником торгов, не выполняет доказательственную функцию общего задатка, т. е. не служит знаком заключения договора поскольку уплачивается до его заключения. Договор в этом случае лишь может быть заключён в будущем по результатам торгов. Более того, так как в большинстве случаев участников торгов больше одного, а договор заключается с единственным победителем торгов, то уже в момент принятия задатков организатором торгов изначально понятно, что все задатки, кроме одного, будут возвращены без заключения договора. Данная функция задатка при проведении торгов может состоять лишь в том, что его уплата является одним из доказательств соблюдение порядка участия в торгах.
  2. Задаток, уплачиваемый участником торгов, не выполняет платёжную функцию общего задатка, так как в момент его уплаты лицо, претендующее на участие в торгах не имеет каких-либо денежных обязательств перед их организатором. Такая обязанность возникнет лишь в случае, если данное лицо будет признано победителем торгов, на основании заключённого по результатам торгов договора.
  3. Задаток, уплачиваемый участником торгов, не выполняет обеспечительную функцию общего задатка, так как в момент его уплаты между лицом, претендующим на участие в торгах и организатором торгов нет каких-либо обязательственных отношений, которые задаток мог бы обеспечивать. Кроме того, организатор торгов возвращает лицу, выигравшему торги не в случае неисполнения заключенного между ними договора, а в случае отказа от самого заключения этого договора в форме уклонения от подписания протокола о результатах торгов.
  4. Задаток, вносимый участниками торгов, имеет целью подтвердить серьёзность намерения участвовать в конкурсе[13]. Общий задаток такой функции не выполняет.

Из всего изложенного мы можем сделать следующий вывод: задаток, указанный в ст. 448 ГК РФ не является правовым институтом sui generis. Это лишь особая разновидность общего задатка, который выполняет те же функции, что и общий задаток, но делает это по-другому, исходя из особенностей порядка заключения договора на торгах. 

***

Рассмотрим и оценим судебные акты по трём делам, связанным с взысканием задатков, уплаченных при проведении торгов.

Начнём с дела, в котором торги были признаны недействительными. По его обстоятельствам Комитет по управлению имуществом города Череповца обратился в Арбитражный суд Вологодской области с иском к предпринимателю Буевой В. В. о расторжении договора купли-продажи магазина. Буева В.В., в свою очередь, предъявила встречный иск, о признании недействительными торгов в части продажи магазина, а также договора купли-продажи магазина, заключённого по итогам этих торгов. Кроме того, Буева В.В. просила применить последствия недействительности сделки купли-продажи в виде взыскания с Комитета двойной суммы задатка в размере 1 040 000 руб. Судебные инстанции признали торги недействительными, требования о взыскании задатка удовлетворены только в части его однократной суммы.

Позиция судов состоит в следующем.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, если иное не предусмотрено законом. Согласно п. 5 ст. 448 ГК РФ лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона или конкурса протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. Лицо, выигравшее торги, при уклонении от подписания протокола утрачивает внесенный им задаток. Организатор торгов, уклонившийся от подписания протокола, обязан возвратить задаток в двойном размере, а также возместить лицу, выигравшему торги, убытки, причиненные участием в торгах, в части, превышающей сумму задатка. Поскольку со стороны Комитета не было уклонения от заключения договора купли-продажи, суд пришел к выводу об отсутствии предусмотренных п. 5 ст. 448 ГК РФ оснований для взыскания с Комитета двойной суммы задатка. В данном деле не было неисполнения договора купли-продажи, а торги и заключённый по их итогам договор признаны недействительными и, следовательно, в силу ст. 167 ГК РФ не повлекли юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с их недействительностью. Гражданским законодательством не предусмотрена возможность взыскания двойной суммы задатка в качестве применения последствий недействительности сделки[14].

Оценку этой позиции уместно начать с вопроса: существует ли подписанный организатором торгов юридически действительный протокол о результатах торгов? Если нет, то почему участнику торгов отказано во взыскании двойной суммы задатка? Из содержания приведённой позиции видно, что суды стараются толковать предусмотренную п. 5 ст. 448 ГК РФ обязанность организатора торгов вернуть двойной задаток предельно буквально, как существующую только при уклонении последнего от подписания протокола о результатах торгов, не подводя под эту норму случаи, когда подписанный протокол теряет силу по причине признания торгов недействительными, даже по причине действий самого организатора. В последнем случае конечный результат такой позиции (возврат однократного задатка) явно несправедлив. Здесь можно только пожелать, что бы в случае, если торги и заключённый по их результатам договор были признаны недействительными по причине действий организатора торгов             

По обстоятельствам другого дела, Главным управлением природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Московской области был объявлен открытый конкурс на право аренды участков лесного фонда из земель Баковского лесопарка. Для участия в конкурсе ООО «Мегаполис» перечислил на специальный счет федерального бюджета в качестве задатка денежные средства в размере 335 606 руб. В дальнейшем ООО «Мегаполис» в срок, установленный условиями проведения конкурса, документы, необходимые для регистрации его в качестве участника конкурса, в конкурсную комиссию не представило, в связи с чем в качестве такового зарегистрировано не было.

В целях возврата уплаченных в федеральный бюджет в качестве задатка для участие в конкурсе на право аренды участка лесного фонда из земель Баковского лесопарка денежных средств ООО «Мегаполис» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с соответствующими требованиями к Инспекции Федеральной налоговой службы № 30 по г. Москве. В результате рассмотрения дела судебными инстанциями иск был удовлетворён. Позиция судов была основана на ч. 1 ст. 380 ГК РФ, согласно которой задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его выполнения и ч. 4 ст. 448 ГК РФ, в соответствии с которой участники торгов вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые указаны в извещении о проведении торгов. Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату. Задаток возвращается также лицам, которые участвовали в торгах, но не выиграли их. Решая дело, кассационный суд особо отметил следующее: «Действующее законодательство не содержит запрета для возврата лицам, перечисливших для участия в торгах денежные средства в качестве задатка, но не ставших участниками торгов, уплаченных ими денежных средств, поэтому неучастие ООО «Мегаполис» в торгах, объявленных Главным управлением природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Московской области, не может служить основанием для отказа этому лицу в удовлетворении предъявленных требований»[15].

В данном деле спор возник из-за того, что ч. 4 ст. 448 ГК РФ прямо не предусматривает возврат задатка лицу, которое перечислив задаток, затем отказалось от участия в торгах. На наш взгляд суд правильно дал расширительное толкование данной норме, вынеся законное решение о возврате однократной стоимости задатка. 

Наконец, по обстоятельствам третьего дела, ЗАО «Эко Траст Сервис» обратилось в арбитражный суд с иском к ФГУЭП «Сервэкс» о взыскании денежных средств в сумме 9 124 767,12 руб., состоящих из задатка в размере 9 000 000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 124 767,12 руб. В обоснование исковых требований истец сослался на следующие обстоятельства. Между ЗАО «Эко Траст Сервис» и ФГУЭП «Сервэкс» был заключен договор задатка, по условиям которого истец, являясь претендентом для участия в аукционе по продаже помещений, расположенных по адресу: г. Москва, Ленинградское ш., д. 8 перечислил ответчику в качестве обеспечения оплаты приобретаемого на аукционе имущества сумму задатка в размере 9 000 000 руб. В соответствии с пунктом 3.3 указанного договора, задаток возвращается претенденту, как участнику аукциона за исключением случая признания его победителем аукциона, в течение 5-ти дней со дня подведения итогов аукциона. 31.07.2006 был проведен аукцион по продаже вышеуказанного имущества, на котором истец принимал участие, но по результатам аукциона победителем признан не был (протоколы 2, 3). Однако ответчиком в установленный пунктом 3.3 названного договора срок, задаток не был возвращен истцу и ответа на обращение истца с требованием о возвращении суммы задатка от ответчика не последовало, в связи с чем истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Установив данные обстоятельства, арбитражные суды, руководствуясь положениями статей 8 и 395 ГК РФ, пришли к обоснованному выводу о том, что ответчик обязан возвратить истцу задаток и проценты за пользование чужими денежными средствами. При этом суды не приняли утверждения ответчика о нарушении истцом условий аукциона и договора задатка от 07.07.2006, выразившемся в отказе истца представлять предложение о цене имущества. По условиям пункта 3.8 указанного договора, на который ссылается ответчик в обоснование своих возражений на иск, если претендент, допущенный к участию в аукционе, отказался представлять предложение о цене имущества, либо иным образом отказался от участия в аукционе то эти деяния могут расцениваться как направленные на умышленный срыв аукциона, в этом случае претендент обязан выплатить предприятию штраф в размере суммы задатка, указанной в пункте 1.1 договора, в течение 10-ти банковских дней с даты подведения итогов. Исследовав в совокупности обстоятельства дела и представленные в материалы дела доказательства, арбитражные суды правильно указали на то, что из протокола заседания комиссии по проведению аукциона от 31.07.2006 № 3 не усматривается, что истец отказался от участия в аукционе и представления предложения о цене имущества. Также в материалах дела не имеется доказательств того, что истец, каким либо иным образом отказался от участия в аукционе, то есть совершил действия, которые ответчик мог бы расценить как действия, направленные на срыв аукциона[16].

В данном деле крайне любопытно оценить достаточно специфические условия придуманного организаторов торгов договора о задатке. Условия этого договора, предусматривающие штраф в размере суммы задатка за «умышленный срыв аукциона» суд не стал признавать недействительными, сославшись лишь на то, что в деле нет доказательств совершения истцом этих действий. Между тем, штраф в сумме задатка в данном случае по своей правовой природе является не задатком, а неустойкой. Неустойка – это способ обеспечения обязательства. Однако из соглашения о задатке самостоятельное обязательство не возникает, других обязательств между участником и организатором торгов нет; как следствие, несуществующее обязательство не может быть обеспечено неустойкой. Наконец, возврат задатка лицу, не выигравшему торги, предусмотрен императивной нормой ч. 4 ст. 448 ГК РФ. Поэтому, на наш взгляд, даже если бы в данном деле ЗАО «Эко Траст Сервис» отказалось от участия в аукционе, иск о взыскании однократной суммы задатка подлежал бы удовлетворению.        

В заключение несколько коротких практических рекомендаций:

  1. Взыскать с организатора торгов двойной задаток можно только если он уклоняется от подписания протокола о результатах торгов. Поскольку суды толкуют эту норму строго в соответствии с её буквальным смыслом, то даже если торги не дали правового результата (были сорваны, признаны недействительными и т.п.) по вине организатора торгов, то эти обстоятельства не являются основанием для взыскания двойной стоимости задатка.
  2. Взыскать однократную стоимость задатка, в том числе с процентами, можно в случае, если лицо, уплатившее задаток, не приняло участие в торгах.
  3. Любые соглашения, по условиям которых задаток, перечисленный любым лицом, иным, чем выигравшее торги, остаётся у организатора торгов должно признаваться недействительным.

***

[1] Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 9.02.2009 г. № А43-7275/2008-41-247, от 11.11.2005 г. № А17-150/3-2005, постановление ФАС Московского округа от 17.06.2009 г. № КГ-А40/5392-09, постановление ФАС Поволжского округа от 3.11.2009 г. № А57-24482/2008, постановления ФАС Северо-Западного округа от 7.09.2007 г. № А56-14799/2006, от 17.04.2006 г. № А56-30373/2005.

[2] «Отказывая в иске, суд правомерно сослался на то, что норма п. 2 ст. 381 ГК РФ неприменима, поскольку эта норма регулирует вопросы возврата и уплаты двойной суммы задатка при уже возникшем обязательстве». См.: Постановление ФАС Московского округа от 22.02.2006 г. № КГ-А40/14252-05.

[3] В силу этого задатком не может обеспечиваться предварительный договор. См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 г. № 1331/09.

[4] Постановление ФАС Московского округа от 14.02.2008 г. № КГ-А40/13014-07. Тем не менее, не смотря на разницу в правовой природе, законодатель называет денежную сумму, уплачиваемую для целей участия в торгах, именно задатком. Причиной этого, вероятно, является историческая традиция. Подобного рода денежную сумму именовал «задатком» ещё Устав гражданского судопроизводства 1864 г. (ст.ст. 1057 и 1067), хотя ст. 310 ГПК РСФСР 1923 г. называла данную сумму залогом.

[5] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.11.2004 г. № А33-9809/04-С1-Ф02-4692/04-С2.

[6] Постановление ФАС Московского округа от 25.06.2007 г. № КА-А40/5605-07-П.

[7] Постановление ФАС Центрального округа от 11.05.2005 г. № А68-АП-165/Я-04, постановление ФАС Северо-Кавказкого округа от 23.07.2008 г. № Ф08-4146/2008.

[8] Постановление ФАС Поволжского округа от 2.07.2009 г. № А65-24413/07.

[9] Постановление ФАС Уральского округа от 1.09.2008 г. № Ф09-6199/08-С5.

[10] Постановление ФАС Московского округа от 6.02.2006 г. № КГ-А40/1435-05, Постановление ФАС Поволжского округа от 3.11.2009 г. № А57-24482/2008, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.10.2004 г. № А05-2537/04-18.

[11] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5.02.2004 г. № А33-7763/02-С1-Ф02-4666/03-С2, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.12.2007 г. № А79-1642/2007. Постановление ФАС Московского округа от 3.12.2007 г. КГ-А41/12333-07.

[12] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.10.2009 г. № А29-2175/2009.

[13] Постановление ФАС Уральского округа от 22.04.2008 г. № Ф09-2701/08-С6, Постановление ФАС Центрального округа от 28.02.2007 А48-2961/06-4. Эта позиция традиционна для отечественной цивилистики. Упоминание о серьёзности намерений есть уже в Курсе К. П. Победоносцева. См.: Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М. Статут. 2003 (Классика российской цивилистики), с. 284. Эмоциональные механизмы действия задатка отмечались в отечественной цивилистике: «Психологически человеку трудно возвращать полученное вперёд, почему он может предпочесть исполнить договор, чем возвратить задаток». См.: Синайский В. И. Русское гражданское право. М. Статут. 2002 (Классика российской цивилистики), с. 322.

[14] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 5.12.2008 г. № А13-10961/2007. Аналогичные позиции судов – см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4.12.2007 № Ф04-7950/2007(40174-А27-11), постановление ФАС Московского округа от 8.04.2010 г. № ГК-А40/1006-10.

[15] Постановление ФАС Московского округа от 19.11.2009 г. № КГ-А40/11868-09.

[16] Постановление ФАС Московского округа от 2.07.2007 г. № ГК-А40/4615-07.

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *